Всеуральские чтения по истории Уральского добровольческого танкового корпуса. 2021 г. Сборник материалов \ Под ред. С.В. Неганова. Пермь, 2022.

главный архивист
отдела научно-справочного аппарата
и учёта архивных документов ГКУСО «ЦДООСО»
С.Б. Сластнёв

Аннотация. В статье показаны необходимость и важность рукопашной подготовки для солдат и офицеров Уральского добровольческого танкового корпуса, анализируется содержание и качество доступных добровольцам пособий по рукопашному бою, рассматриваются проблемы, связанные с изучением и использованием личным составом корпуса техники владения холодным оружием, подручными средствами, а также приемов безоружных единоборств.

Ключевые слова. Боевая подготовка, Великая Отечественная война, Красная Армия, рукопашный бой, Уральский добровольческий танковый корпус, «черный нож».

Уральский добровольческий танковый корпус (УДТК), после его включения в июне 1943 г. в состав 4-й танковой армии, неоднократно участвовал в прорывах глубоко эшелонированной обороны противника и штурмах укрепленных населенных пунктов. Прорывы и штурмы нередко сопровождались боями в зданиях и фортификационных сооружениях, где добровольцы неизбежно сталкивались с противником вплотную и были вынуждены вступать в рукопашные схватки. Вероятность возникновения подобных схваток для солдат и офицеров УДТК была также высока при отражении атак и контратак противника, ведении боевых действий в окружении, в ночное время, в условиях пониженной видимости (туманы, дожди, метели), ведении разведки, уничтожении вражеских секретов, организации засад, захвате пленных и т. п. [1. С. 39-212]. Вследствие этого обучение технике рукопашного боя являлось необходимым элементом боевоподготовки личного состава корпуса.

Однако следует отметить, что на сегодняшний день в выявленных архивных документах, воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной войны, работах, посвященных боевому пути УДТК, сведения о том, как именно проводилась подготовка к рукопашному бою в частях и соединениях корпуса во время его формирования на Урале и в период нахождения в составе 4-й танковой армии, практически отсутствуют. Достоверно на сегодняшний день известно лишь то, что добровольцы, проходившие боевую подготовку на территории Свердловской области, обучались технике владения винтовкой со штыком [2. Л. 10]. Данная техника в годы Великой Отечественной войны являлась основой армейского рукопашного боя, включавшего в соответствии с «Руководством по подготовке к рукопашному бою Красной Армии» 1941 г. (РПРБ-41) изготовку к бою, различные движения и повороты, уколы штыком (длинный без выпада с места; с выпадом с места; средний без выпада; с выпадом; короткий; прямой; с переводом; с переносом; с отбивом; с обманом); отбивы (вправо; вниз направо; влево; вниз налево); удары прикладом (сбоку; вперед; сверху) и защиты от них; удары цевьем (справа; слева); удары клинковым штыком (по кисти или пальцам руки справа; слева; по лицу или шее справа) [3. С. 7-31]. Согласно воспоминаниям ветерана Великой Отечественной войны И. С. Иоффе, добровольцы Свердловской области помимо штыкового боя изучали также приемы владения ножом и технику его метания [4. С. 104]. Известно также, что обучением свердловчан рукопашному бою занималась группа инструкторов, возглавляемая одним из лучших советских фехтовальщиков, бронзовым призером чемпионата СССР 1938 г. по фехтованию на рапирах и шпагах и чемпионата СССР 1939 г. по фехтованию на шпагах, мастером спорта СССР И. Э. Кохом. Квалифицированная преподавательская работа инструкторов группы Коха была оценена по достоинству многие из них получили положительные письменные отзывы о своей работе от командования УДТК [5. С. 568, 571].

Рукопашная подготовка, полученная добровольцами на Урале, пригодилась им в первых же боях с фашистами, когда в июле 1943 г. в составе 4-й танковой армии УДТК начал наступление на северном крыле Курской дуги. Используя условия сильно пересеченной местности, противник создал на орловском выступе глубоко эшелонированную оборону, превратив захваченные им населенные пункты в мощные узлы сопротивления. На участке наступления корпуса развернулось ожесточенное сражение. Некоторые села и деревни неоднократно переходили из рук в руки, и в боях за них дело не раз доходило до рукопашных схваток [6. С. 208, 256-258]. О том, как добровольцы, прорывая немецкую оборону, сражались в рукопашных боях, сохранились воспоминания бывшего командира УДТК генерал-лейтенанта Г. С. Родина: «...части корпуса всеми средствами обрушились на противника, оборонявшего рубеж реки Орс. Мотопехота, сопровождаемая танками, проявляя... героизм, овладевала траншеей за траншеей, в ряде случаев применяя в действие штыки, приклады и... «черные ножи»... Северо-западнее города Болхова 8 автоматчиков-десантников под командованием лейтенанта Николаева ворвались в неприятельские траншеи, захватили дзот, в течение суток удерживали его до подхода подкрепления... В этом бою т. Николаев и его бойцы широко применяли кинжалы, которые навели страх на немцев» [7 Л. 11, 12].

Под кинжалами и «черными ножами» генерал-лейтенантом Родиным подразумевались армейские ножи образца 1940 г., изготовленные для солдат и офицеров УДТК рабочими Златоустовского инструментального завода-комбината. Подобный нож, предназначенный в основном для рукопашного боя, имел прямой однолезвийный клинок длиной 150 мм. Рукоять ножа и ножны для ношения на поясе выполнялись из дерева и окрашивались в черный цвет [8. С. 532]. Именно поэтому солдатами и офицерами корпуса данные ножи были прозваны «черными».

Сведения о рукопашных схватках личного состава УДТК с противником, содержащиеся в воспоминаниях участников Великой Отечественной войны, позволяют сделать вывод о том, что «черные ножи» являлись одним из наиболее распространенных среди добровольцев средств ведения рукопашного боя. Например, бывший помощник начальника штаба 29-й гвардейской (до октября 1943 г. 30-й) мотострелковой бригады подполковник Н. И. Абрамов в своих воспоминаниях пишет следующее: «Взвод автоматчиков под командованием старшего сержанта Ефимцева Г. Г. под ураганным огнем противника вплавь с оружием в руках форсировал реку Нугрь. В траншеях врага вступил в неравную рукопашную схватку, применяя «черные ножи»... Немцы дрогнули и бежали, оставив в траншеях 18 своих трупов. В этой рукопашной схватке с «черными ножами» исключительное самообладание, мужество и отвагу проявили добровольцы Дьячков И. А., Гарелик Ш. М.., из города Нижнего Тагила, Смехов В. В. и Гажиев Ф. С. из города Серова. Сержант Ефимцев, действуя «черным ножом», лично заколол 2-х немцев... Рота автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Пурвинского В. В. одна из первых ворвалась в город Унеча, выбила противника из ряда кварталов и удержала занятые рубежи до подхода главных сил бригады. Автоматчики неоднократно при этом вступали в рукопашные схватки, пуская в ход свои «черные ножи»» [9. Л. 9, 12]. Использование личным составом 30-й мотострелковой бригады «черных ножей» в боях на Орловщине также отражено в воспоминаниях ветерана войны Е. А. Безгодовой-Трапезниковой: «. .мы форсировали реку Нугрь... К вечеру немцы... перешли в наступление. Наши бойцы поднялись в атаку. Когда кончились патроны, командир [3-го. С. С.] батальона скомандовал: «Ножи»!.. уральцы-добровольцы кинулись на немцев с «черными ножами»... И километров пятнадцать нам пришлось догонять немцев так они бежали от страха...» [6. С. 249, 250].

Причина популярности «черных ножей» среди солдат и офицеров УДТК заключалась в том, что личному составу корпуса при штурме вражеских укрепленных позиций нередко приходилось вести рукопашные бои в ограниченном пространстве окопов, ходов сообщений, блиндажей, зданий, помещений и сооружений. Для этого требовалось удобное и компактное оружие, позволяющее эффективно поражать противника на короткой дистанции. Таким оружием и являлся нож [10. С. 241, 242].

Следует отметить, что в ходе войны возникали ситуации, когда бойцы УДТК подвергались смертельной опасности из-за того, что не могли применить в бою огнестрельное оружие, но использование ножа давало им возможность не только избежать гибели, но и одержать победу над врагом. Так, специальным корреспондентом корпусной газеты «Доброволец» С. Г. Александровым был описан случай внезапной встречи несшего на передний край обед повара Филиппова с немецким офицером. Гитлеровец, заметив бойца, направил на него автомат. Филиппов, у которого из оружия при себе был только «черный нож», упал на траву и быстро заполз в кустарник. Немец открыл по нему огонь. Сняв термос, повар бесшумно переместился в сторону. Затем он обошел фашиста с тыла и, пока тот стрелял в кусты, где находился снятый термос, незаметно подобрался к гитлеровцу и одним ножевым ударом уничтожил врага [11].

Несмотря на большую популярность ножа как средства ведения рукопашного боя у солдат и офицеров Красной Армии, техника работы данным видом холодного оружия практически не нашла своего отражения в доступных советским военнослужащим в годы войны отечественных разработках по армейскому рукопашному бою. Например, в РПРБ-41 описание приемов ножевого боя как таковое отсутствует. В нем говорится лишь о том, что из положения изготовки к бою с клинковым штыком (ножом), обращенным концом книзу, удары бойцом наносятся сверху, справа или слева (наотмашь), а из положения изготовки к бою штыком (ножом), обращенным концом кверху, снизу или справа. При возникновении схватки в окопе авторы руководства считали наиболее применимыми удары сверху и снизу [3. С. 39, 40]. Однако следует отметить, что инструкторы, проводившие обучение рукопашному бою в частях и соединениях УДТК, далеко не всегда безоговорочно руководствовались положениями РПРБ-41. Например, добровольцам-свердловчанам, изучавшим в период формирования корпуса на Урале технику владения ножом, было рекомендовано при вступлении в рукопашную схватку избегать ножевых ударов сверху. Объяснялось это тем, что наносящий их боец при замахе оружием становится легко уязвимых для атаки противника [4. С. 104].

Прочие доступные в военный период советским военнослужащим отечественные пособия по армейскому рукопашному бою содержали описание, как правило, не более двух-трех приемов боя ножом с противником, вооруженным винтовкой. Представление о подобных пособиях дает, например, памятка «Умей пользоваться ножом в рукопашной схватке», помещенная в один из выпусков газеты «Доброволец». Два включенных в нее приема состояли из отбивов ножом винтовки атакующего противника, ее захвата и ножевых ударов сверху или снизу в открытые части тела нападавшего [12]. Необходимо отметить, что описание первого из включенных в памятку приемов являлось неправильным, а сами предложенные в ней защитные и контратакующие действия ножом против вооруженного винтовкой противника могли быть успешными лишь в том случае, если неприятель, атакуя, наносит бойцу прямой укол штыком. Однако другими пособиями по ножевому бою солдаты и офицеры УДТК, скорее всего, не располагали.

Помимо ножа одним из наиболее распространенных среди личного состава корпуса подручных средств ведения рукопашного боя являлась малая пехотная лопата (лопатка). Вследствие того, что данный шанцевый инструмент, используемый в качестве рубящего оружия, по своим поражающим свойствам превосходил любой нож, многие бойцы предпочитали использовать в рукопашном бою именно его. Другое достоинство лопатки заключалось в том, что уверенное ее использование в рукопашной схватке не требовало продолжительного времени обучения, т. к. техника боя данным подручным средством включала небольшое количество следующих приемов: изготовка к бою; отбив вниз направо удар справа; отбив влево удар слева; отбив вправо удар справа; отбив вниз налево удар слева, сверху или справа [3. С. 35-38].

Подобно штыку, прикладу и ножу, малая пехотная лопата не раз выручала решительных, умелых и хладнокровных бойцов в ситуации, когда во время боя они по каким-либо причинам не могли воспользоваться огнестрельным или холодным оружием. В одном из выпусков газеты «Доброволец» описан случай, когда боец УДТК младший сержант Кожин, направляясь на передовую, неожиданно наткнулся на немца, который не успел отступить со своей частью и скрывался в густой ржи. Рядом никого не было, автомат младшего сержанта беспечно висел у него за спиной. Какое-то мгновение противники растерянно смотрели друг на друга. Первым опомнился Кожин. Вспомнив о находившейся в его руке лопатке, сержант уничтожил гитлеровца ударом по горлу [13].

Рассматривая подручные средства, применявшиеся личным составом УДТК при ведении рукопашных боев, необходимо также упомянуть о ручных гранатах, которые в качестве импровизированных дубинок и кастетов могли использоваться добровольцами в ходе столкновений с противником в ограниченном пространстве зданий и фортификационных сооружений [14. C. 21].

Несмотря на то, что армейский рукопашный бой прежде всего бой холодным оружием и подручными средствами, нередко складывались ситуации, когда во время рукопашной схватки с вооруженным противником винтовка, автомат, нож бойцом УДТК были утрачены или использование им огнестрельного и холодного оружия было невозможно. В подобных случаях добровольцы должны были использовать технику боя невооруженного с вооруженным, которая в соответствии с РПРБ-41 включала один прием обезоруживания нападающего с револьвером; три приема обезоруживания нападающего с винтовкой (при отбиве винтовки вправо; при отбиве винтовки влево; при нанесении укола со скольжением винтовки по ладони левой руки); четыре приема обезоруживания нападающего с ножом (при ударах сверху; справа; слева (наотмашь); снизу) [3. С. 41-55].

Для ознакомления с некоторыми из приемов обезоруживания помимо «Руководства по подготовке к рукопашному бою Красной Армии» солдаты и офицеры УДТК также могли использовать подготовленную на основе РПРБ-41 и помещенную в один из выпусков корпусной газеты «Доброволец» памятку «Научись обезоруживать врага» Данная памятка включала описание только одного способа обезоруживания противника, вооруженного револьвером, и двух способов обезоруживания противника, вооруженного винтовкой (при отбиве винтовки вправо; при отбиве винтовки влево) [15].

На сегодняшний день комплекс приемов, применявшихся невооруженными добровольцами в рукопашных боях с вооруженным противником, не установлен. Известно лишь то, что в подобных ситуациях ими широко применялись удары руками. Так, в одном из боев, проходивших на территории Львовской области, автоматчика А. Д. Магометова окружило семь гитлеровцев, которые потребовали от него сдаться в плен. На предложение врага боец ответил огнем. Тогда в него полетела граната, после взрыва которой Магометов получил легкие ранения лица и рук. В ярости автоматчик бросился вперед и ударами кулака убил одного за другим трех фашистов, а остальных, бросившихся бежать, сразил меткими выстрелами [2. Л. 164].

Известно также, что личный состав разведывательных подразделений УДТК помимо приемов владения холодным оружием и подручными средствами, боя невооруженного с вооруженным был знаком с техникой безоружного боя, в основе которой находились приемы дзюдо. Ветеран войны С. Б. Андриевский, воевавший в 7-м гвардейском отдельном мотоциклетном разведывательном батальоне УДТК, вспоминал: «У нас был специальный учитель, майор... Занятие у нас проходило всегда утром, если только мы не находимся в разведке. Учили по-всякому, и борьбе, и захватам. И через плечи перекидывать, и подножку ставили... и учили, как надо правильно за морду врага ухватить и свернуть ему шею. Всякие приемы постоянно тренировали» [16. С. 278].

Опыт Великой Отечественной войны показал, что знание техники армейского рукопашного боя было необходимо солдатам и офицерам не только пехотных, но также танковых, артиллерийских, зенитных и других частей, воевавших в составе УДТК. Так, например, однажды, во время боя, 27 у танкиста С. Шкоды закончились боеприпасы. Он безоружным выскочил из танка, вбежал в полуразрушенный дом и увидел трех фашистов. Схватив оказавшееся под рукой ведро с известью, Шкода нанес одному из противников смертельный удар, второй немец, испугавшись русского танкиста, выпрыгнул в окно, третий поднял руки [17]. Известен также случай, когда уже в самом конце войны, 1 мая 1945 г., в Германии одна из зенитных батарей 359-го зенитно-артиллерийского полка УДТК была атакована противником. В окопах, защищавших батарею, завязались рукопашные схватки, в результате которых часть гитлеровцев попала в плен, а остальные были уничтожены зенитными расчетами [18. С. 143, 144].

Подводя итоги всему вышесказанному, необходимо отметить, что анализ архивных документов, воспоминаний участников Великой Отечественной ВОЙНЫ, а также работ, посвященных истории УДТК, позволяет сделать вывод о том, что рукопашные бои его личного состава с немецко-фашистскими захватчиками происходили на всем протяжении боевого пути корпуса. В ходе рукопашных схваток добровольцами применялись техники владения 128 холодным оружием, подручными средствами, а также приемы безоружных единоборств. Наиболее распространенными среди солдат и офицеров УДТК средствами ведения рукопашного боя являлись штык, приклад, нож, малая пехотная лопата. Боевой опыт добровольцев показал необходимость и важность подготовки к рукопашному бою не только пехотинцев, но и военнослужащих других родов войск. Существовавшая в военный период система подготовки частей и соединений Красной Армии к рукопашному бою позволяла личному составу УДТК освоить лишь необходимый минимум рукопашной техники. Тем не менее овладение даже небольшим количеством наиболее простых приемов рукопашного боя давало солдатам и офицерам корпуса достаточно серьезные шансы на победу в рукопашных схватках с противником.

Список источников и литературы

  1. Боевой устав пехоты Красной Армии. Часть 1 (боец, отделение, взвод, рота). М.: Воениздат, 1942. 272 с.
  2. Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 1711. Оп. 1. Д. 16.
  3. Руководство по подготовке к рукопашному бою Красной Армии. М.: Воениздат, 1941. 127 с.
  4. Турчанинов А. В. Мы победили! Екатеринбург: СреднеУральское книжное издательство, 2018. 232 с.
  5. Сластнев С. Б. Иван Эдмундович Кох в г. Свердловске (уральский период биографии выдающегося советского спортсмена и театрального педагога) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: материалы ХГУ Всероссийской научной конференции. Том 2. Екатеринбург: УМЦ УПИ, 2020. С. 566-575.
  6. Щекотихин Е. Е. Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной. Битва за Орел. М.: Яуза, Эксмо, 2009. 448 с.
  7. ЦДООСО. Ф. 221. Оп. 2. Д. 719.
  8. Кулинский А. Н. Европейское холодное оружие. СПб.: Атлант, 2003. 552.с.
  9. ЦДООСО. Ф..221. Оп: 2.Д. 71
  10. Ардашев А. Н. Великая Окопная война. Позиционная бойня Первой мировой. М.: Яуза, Эксмо, 2009. 480 с.
  11. Александров С. Г. Черный нож повара Филиппова // Доброволец. 1943. № 193. 14 сентября.
  12. Камышев В. Умей пользоваться ножом в рукопашной схватке // Доброволец. 1943. № 252. 29 ноября.
  13. И один в поле воин // Доброволец. 1943. № 278. 30 декабря.
  14. Старков В. А. Память моя солдаты // Уральский следопыт. 1968. № 8. С. 1-24.
  15. Научись обезоруживать врага // Доброволец. 1943. № 220. 20 октября.
  16. Драбкин А. В. Мы ходили за линию фронта. Правда войсковых разведчиков. М.: Яуза, Эксмо, 2011. 448 с. 130
  17. Леонидов А. В строю добровольцев // Уральский следопыт. 1983. № 2. С. 31.
  18. Щупановский В. Д. Зенитчики воюют и по-пехотному // Добровольцы Урала. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1980. С. 143, 144.

Сластнёв С.Б. - Изучение и применение приемов рукопашного боя личным составом Уральского добровольческого танкового корпуса //Всеуральские чтения по истории Уральского добровольческого танкового корпуса. 2021 г. Сборник материалов \ Под ред. С.В. Неганова. Пермь, 2022. C. 113-131
 4.66 mb