Вестник архивистов Крыма. № 5.– Симферополь: Изд-во ООО «Антиква». 2121.

кандидат исторических наук, доцент,
заместитель директора
по научно-методической работе ГКУСО «ЦДООСО»
В. В. Каплюков

В фонде Свердловского обкома КИСС, хранящегося в Центре документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО), выявлен неболыпой комплекс документов, касающихся приема, размещения, социального обустройства и трудового использования депортированных на Средний Урал крымских татар и членов их семей в 1944 - 1945 тг [1]. Контингент крымских татар в Свердловской области, По ланным Отдела спецпоселений НКВД СССР, контингент крымских татар в Свердловской области в ноябре 1944 г составлял 3594 человека.

Постановление Государственного Комитета Обороны № 5859сс «О крымских татарах» подписано И. Сталиным 11 мая 1944 г Сам процесс выселения осуществлялся 18 мая - 4 июня; а уже 30 мая бюро Свердловского обкома ВКП(б) приняло постановление «О размещении и трудовом освоении спецпереселенцев на предприятиях Наркомбумпрома» Директора предприятий Ново-Лялинского, Исовского и Туринского районов обязывались подготовить площади для размещения спецпереселенцев по Ново-Лялинскому бумкомбинату (В. Соломко) - на 600 человек, по леспромхозу (Мусатов) - на 2400 человек и по заводу № 3 (И. Алферов) - на 500 человек и подготовить бытовые учреждения для их обслуживания; секретарям райкомов ВКП(б) Г Пушкареву, И. Мелешко и М. Ложкину предписывалось проконтролировать выполнение постановления и оказать хозяйственным руководителям необходимую помощь [2, л. 6]. 13 июня было принято совместное постановление бюро обкома ВКП(б) и облисполкома «О подготовке к приему и размещению спецпереселенцев по предприятиям и совхозам области», которым директорам предприятий, совхозов и подсобных хозяйств предлагалось до 25 июня подготовить жилые помещения для приема спецпереселенцев с семьями в количествах согласно приложению и осуществить «. все необходимые мероприятия по трудовому устройству, использованию спецпереселенцев на работе и производстве».

Секретарям райкомов ВКП(б) и председателям райисполкомов преписывалось осуществить организационные и контрольные мероприятия по приему, размещению и трудовому устройству «спецпереселенцев, прибывавшгих из южных районов страны», а также в недельный срок доложить о принятых мерах и готовности к приему новых контингентов. В целях координации действий была создана комиссия в составе: председателя облисполкома В. Недосекина, секретаря обкома ВКП(б) Н. Семина и начальника областного управления НКВД И. Попкова [3, л. 35 - 36]. Предусматривалось распределение «контингента спецпереселенцев, прибывавших из южных районов страны», по 13 совхозам и подсобным хозяйствам (2900 человек) и 16 промышленным предприятиям (7100 человек). Спецпереселенцы из Крыма в отдельную категорию не выделены.

В этот же день секретарь Исовского райкома ВКП(б) И. Мелешко информировал обком партии о прибытии 3 июня на Старо-Лялинский и Павдинский участки Ново-Лялинского леспромхоза, расположенные в районе, 1200 спецпереселенцев. В письме указывалось, что руководство леспромхоза не подготовилось должным образом к приему спецконтингента, в результате чего через 10 дней после прибытия 350 человек все еще оставались в поселке Старая Ляля, а остальным было предложено вселиться в полуразрушенные здания, не оборудованные печами, дверьми и оконными рамами; в поселках Кормовом и Парча Старо-Лялинского лесоучастка люди попросту отказались от вселения в неподготовленные помещения. В этих условиях райком партии вынужден был предоставить для размещения вновь прибывших школы и клубы, иные приспособленные здания. Задержки с поступлением по линии отдела рабочего снабжения (ОРС) леспромхоза продовольствия, перебои с выдачей хлеба и муки привели к росту заболеваемости среди спеппереселенцев, случаям их бегства. М. Мелешко просил обком партии об оказании помощи в социальном обустройстве вновь прибывшего контингента [4, л. 166].

15 августа начальник Исовского райотдела НКВД Питиримов сообщил секретарю Свердловского обкома ВКП(б) В. Андрианову уточненные данные о прибытии в район 1 июня 1197 человек (347 семей) «нового спецконтингента из числа крымских татар. для использования на работе в системе Ново-Лялинского леспромхоза Наркомбумпрома» Прибывшие были размещены в четырех вновь организованных и одном действовавшем спецппоселке - Яборково, Кормовая, Парча, Восьмиверстка и Лубянка. Однако за два летних месяца, вопреки заверениям директора леспромхоза Мусатова,. «. .в деле создания бытовых условий спецконтингента не [было] приступлено» Люди продолжали тесниться в аварийных жилых помещениях в отсутствие домашней утвари, обуви и одежды, средств личной гигиены. Отмечались завшивленность контингента, рост кожных и сопутствующих заболеваний. Тот факт, что ослабленные и больные люди вынуждены выходить на лесозаготовки «в нательном белье и босые», обусловил выполнение ими производственных норм не более чем на 45 - 50 %. Отмечая невыполнение руководством леспромхоза совместного постановления обкома ВКП(б) и облисполкома от 13 июня в части подготовки к зиме, Питиримов просил вмешательства [5, л. 69 - 69 об.].

Еще более жесткие оценки крайне неблагополучного положения с расселением и трудовым использованием спецпереселенцев из Крыма были даны в письме от 23 августа И. Мелешко в обком партии (копия - Уполномоченному КПК по Свердловской области М. Землянскому). Констатировав вслед за Питиримовым неисполнение руководством леспромхоза ранее данных, в том числе на заседании бюро райкома 25 июля, обещаний относительно улучшения бытовых условий контингента, секретарь райкома отмечал, что «. .до сего времени положение с бытовыми условиями не только не улучшилось, но усугубилось» В поселке Яборково были выявлены 12 случаев заболевания спецпереселенцев тифом и около 80 случаев заболеваний кожно-нарывного характера. В поселках Парча и Кормовая не было амбулаторий. Практически повсеместно отмечались перенаселенность жилых помещений, перебои в снабжении контингента товарами первой необходимости, в том числе солью и мылом. Из-за отсутствия инструмента спецпереселенцы не были должным образом вовлечены в плановые работы, систематически не выполняли производственные задания. И. Мелешко просил о принятии мер партийного воздействия на руководство Ново-Лялинского леспромхоза; а в случае сохранения сложившейся ситуации предлагал во избежание роста заболеваемости и смертности в среде переселенцев из Крыма передать весь контингент в золотоплатиновую промышленность или колхозы района [6, л. 53 - 54].

Немногим благополучнее обстояло дело в Березовском районе. В докладной записке секретаря райкома партии Г. Дмитриева от 16 августа «О готовности Монетного торфопредприятия к приему спецпереселенцев южного контингента» указывалось, что прибывшие из Крыма «в порядке переселения» 498 человек, в том числе 173 человека в возрасте до 16 лет, временно размещены в четырех рубленых бревенчатых общежитиях в поселке Еловом Октябрьского участка. Во исполнение указания райкома о создании спецпереселенцам в двух декадный срок нормальных бытовых условий и их расселении отдельными семьями директором торфопредприятия Головановым к 8 августа оборудованы 38 комнат, в которых удалось разместить 65 семей. К 15 августа планировалось расселение всех спецпереселенческих семей «только в комнатной системе» К этому же времени предполагалось обеспечить спецпереселенцев жестким и мягким инвентарем. Более того, директору торфопредприятия предложено открыть к 10 августа детский сад на 60 мест.

Удовлетворительная, по оценке партийного чиновника, работа иных социальных объектов - бани, столовой и магазина - позволила занять на уборке и сушке торфа 212 спецпереселенцев с перспективой дополнительного задействования в работах по открытию детсада и яслей еще 100 человек [6, л. 38].

Однако в северных районах области ситуация оставалась сложной. 11 сентября о тревожном положении с бытовым устройством и трудовым использованием в Ново-Лялинском леспромхозе спецпереселенцев из Симферополя информировал В. Андрианова парторг обкома ВКП(б) Валишин. Партработник сообщал, что в леспромхоз прибыли в июне 2400 спецпереселенцев, в том числе 726 трудоспособных, 1149 детей в возрасте до 15 лет, 511 инвалидов и престарелых; все трудоспособные были привлечены к лесозаготовкам и подсобным работам. При этом, жилищно-бытовые условия контингента характеризовались как «исключительно неудовлетворительные» Помимо уже упомянутой переуплотненности подлежавших ремонту жилых помещений и неподготовленности южан к уральскому климату отмечались изношенность их одежды и обуви, практически полное отсутствие столовой посуды и бытового инвентаря.

По оценке Валишина, для создания вновь прибывшим минимально приемлемых социально-бытовых условий, леспромхоз использовал все имевшиеся в его распоряжении резервы. Для остекления жилых помещений были приспособлены снятые в конторах, клубах и столовых вторые оконные рамы; из консервных банок и листового железа изготовлены столовая посуда и ведра; спецпереселенцам розданы имевшиеся на складах запасы мебели, постельных принадлежностей, одежды и обуви. При этом помощи со стороны Наркомата бумажной промышленности в отгрузке стекла, гвоздей, предметов бытового обихода по итогам трехмесячной переписки так и не поступило. Невнимание хозяйствующих субъектов к нуждам спецпересе- ленцев провоцировало рост в их среде настроений в пользу перевода в более теплые среднеазиатские республики.

Парторг просил обком ВКП(б) инициировать поставки леспромхозу со стороны Наркомбумпрома необхолимых материалов, воздействовать на местные хозяйственные структуры для развертывания работ по изготовлению предметов ширпотреба, задействовать возможности органов НКВД для организации текущих ремонтов жилых зданий силами самих спецпереселенцев, обязать райкомы партии на местах активизировать массово-политическую работу в среде вновь прибывших.

29 сентября вопрос «О выполнении постановления бюро обкома от 29 мая 1944 года о размещении и трудовом освоении спецпереселенцев Ново-ЛЯялинским леспромхозом» рассмотривался на бюро Свердловского обкома ВКП(б). В постановлении отмечалось, что секретари Исовского и Ново-Лялинского райкомов ВКП(б) И. Мелешко и Г Пушкарев, директор Ново-Лялинского леспромхоза Мусатов и парторг обкома Валишин, начальник Исовского РОВД Питиримов не обеспечили выполнения постановления бюро обкома; их бездеятельность привела к неисполнению решения о создании спецпереселенцам приемлемых жилищных условий; перебоям в их продовольственном обеспечении; ненадлежашей организации общественного питания и разворовыванию продуктов; росту заболеваемости спецконтингента и т.п. Только по Исовскому району числились больными 155 человек.

Были высказаны серьезные претензии к организации трудового использования крымчан, уровню обеспеченности их рабочим инструментом. Выработка привлеченного контингента составляла 40 - 70 % от нормы, а заработная плата - от 50 до 150 рублей в месяц. В Исовском районе зафиксировано 22 случая побегов спецпереселенцев.

Решением бюро партийным, военным и хозяйственным руководителям Исовского и Ново-Лялинского районов предписано в срок до 25 октября принять меры к наведению порядка в вопросах социально-бытового обустройства и трудового использования спецпереселенцев, безусловному обеспечению соблюдения ими трудовой дисциплины и режима спецпоселения. Отдельные поручения по социальной поддержке детей, инвалидов и престарелых, налаживанию медицинского обслуживания спецпереселенцев, в том числе с использованием специалистов из их среды, борьбе со злоупотреблениями и хищениями в ОРСе леспромхоза были даны отделу спецпоселений управления НКВД, облздравотделу, райкому профсоюза рабочих леса и сплава [7, л. 19 - 20].

25 - 26 октября секретари Ново-Лялинского и Исовского райкомов партии отчитались о ходе выполнения решений бюро обкома от 29 мая и 29 сентября. Г Пушкарев докладывал, что принятый в районе спецконтингент Ново-Лялинского леспромхоза численностью 1002 человека, в том числе 472 работоспособных, размещен в поселках Отвинском и «59 квартал», Караульском сельсовете - в двухквартирных домах и бараках комнатной системы из расчета 1,7 - 2,5 квадратных метра на человека. В жилых помещениях сложены печи, а сами помешения утеплены; приняты меры к обеспечению спецпереселенцев элементарной мебелью и постельными принадлежностями. По линии Наркомата обороны получены свыше тысячи комплектов бывшей в употреблении теплой одежды.

Общими усилиями политического и хозяйственного руководства района улалось добиться получения достаточного количества лесорубочного инструмента, относительной стабилизации ситуации с выдачей заработной платы. Все работники были обеспечены трехразовым питанием и усиленным дополнительным пайком, а передовики - еще и дополнительным горячим блюдом.

Для спецпереселенцев отремонтированы четыре бани и два клуба, организованы 2 «красных уголка», развернута заготовка дров. Во всех спецпоселках начали работу медицинские пункты, что позволило снизить в октябре, по сравнению с сентябрем, количество больных в два раза; налажена пока еще нерегулярная работа радиоточек и кинопередвижки. 269 детям школьного и дошкольного возраста обеспечена возможность посещения школ и детских садов; при этом, правда, 75 детей вынуждены оставаться дома из-за отсутствия одежды и обуви [5, л. 77 - 77 об.].

О сходных подвижках в положении крымчан докладывал И. Мелешко. По переселении их с лесоучастков Пар- ча и Кормовая в поселки Мурзинка и Нясьма на каждого из спецпереселенцев приходилось уже по 4 - 4,5 кубического метра внутреннего объема помещений. Прелзимняя подготовка зданий позволила добиться в них нормативной температуры, налажен подвоз дров. Всё это, в сочетании с налаживанием общественного питания и организацией выдачи рабочих и иждивенческих пайков, обеспечением работников телогрейками и ватными брюками, способствовало преодолению распространения заразных болезней, сведению к минимуму количества побегов, обеспечению более или ме- нее ритмичной работы лесоучастков. Улучшение положения спецпереселенцев позволило обратиться к обко- му ВКП(б) с просьбой о выделении лимитов на подписку газет и журналов на татарском языке, двадцати репродукторов [5, л. 78 - 78 об.].

28 февраля 1945 г заместителем начальника УНКВД по Свердловской области Морозовым была направле- на секретарю обкома В. Андрианову спецзаписка, в которой сообщалось, что прибывшие в июне 1944 г 2483 спецпереселенца из Крыма определены на лесоучастки Ново-Лялинского леспромхоза, в том числе 313 семей (1096 человек) - в Исовском районе. 411 работоспособных спецпереселен- цев-татар из числа последних «в зна- чительном своем большинстве» доби- вались «положительных результатов в выполнении производственных заданий».

Но по-прежнему оставались нарекания в адрес руководства и ОРСа леспромхоза относительно «хозяй- ственного устройства прибывших спеппереселенцев как основной ра- бочей силы» При благополучном обеспечении жилыми помещениями спецпереселенцы продолжали испы- тывать трудности с мебелью и бытовым инвентарем; лишь 60 % контин- гента, занятого на лесных работах, получили бывшие в употреблении ва- ленки; как и ранее, с перебоями посту- пали для спецпереселенцев продукты питания, соль и мыло.

ОРСом задерживалась предусмо- тренная решениями ГКО от 25 октября 1944 г № 6600 и исполкома Свердлов- ского облсовета от 2 октября № 1951 бесплатная выдача спецпереселен- цам 47 тонн муки, 25 тонн картофеля, 2,3 тонны шерсти и 585 овчин, при- чем три четверти полученного зерна (18 тонн) выдано в неразмолотом, а шерсть (6 % отвыделенных фондов) - в необработанном виде. Сообщая о слу- чаях истощения и дистрофии спецпе- реселенцев, вспышках сыпного тифа в поселках Яборково и Мурзинка, Мо- розов просил вмешательства обкома ВКГ(б) [8, л. 8 - 8 об.].

3 апреля, по-видимому по принятии дополнительных мер, директор и на- чальник ОРСа Ново-Лялинского ЛИХ Мусатов и Глушанин рапортовали об- кому о в целом удовлетворительной ситуации с бытовым обустройством спецпереселенцев и согласии с этой оценкой райкомов ВКП(б), начальников местных отделов НКВД. Снабжение контингента организовано по «город- ским» нормам, а истощенные пересе- ленцы (из числа, главным образом, не выполнявших нормы) направлялись в дома отдыха и обеспечивались дополнительными талонами на питание. Фонды на зерно и овчины получали и большей частью выделялись спецпереселенцам. Для обмундирования работников из Свердловска дополнительно отгружено 500 пар ботинок. При этом хозяйственные руководители просили помощи в улучшении обеспечения работников обувью, предметами бытового обихода, в налаживании их регулярного продовольственного обеспечения в условиях начавшейся весенней распутицы [8, л. 9, 10].

16 апреля инструктор отдела лесной промышленности обкома ВКП(б) Савченков подготовил справку, из которой следовало, что с проведением Ново-Лялинским леспромхозом «целого ряда мероприятий по освоению прибывшего контингента спецпереселенцев из Крыма бытовые условия их значительно улучшены» Семьи размещены в отдельных квартирах либо комнатах; занятые на лесных работах получили верхнюю одежду и валенки; налажены более или менее регулярные поставки продуктов питания и выдача дополнительных пайков; работники, перевыполнявшие нормы выработки, премировались промыленными товарами. Вопросы улучшения быта спецпереселенцев из Крыма взяты обкомом ВКП(б) под постоянный контроль [8, л. 7].

Таким образом, выявленные в ЦДООСО документы свидетельствуют, что партийные, советские, хозяйственные и военные органы Среднего Урала сумели в середине 1944 - первой четверти 1945 г при всех трудностях военного лихолетья обеспечить прием, размещение, бытовое обустройство и трудовое использование спецпереселенцев-татар из Крыма, их участие в решении общих оборонных задач.

Источники

  1. https://ru.wikipedia.org/wiki/Депортация_крымских_татар;
  2. ЦДООСО. Ф 4. Оп. 39. Д. 39;
  3. ЦДООСО. Ф 4. Оп. 39. Д. 43;
  4. ПДООСО. Ф 4. Оп. 31. Д. 690;
  5. ЦДООСО. Ф 4. Оп. 31. Д. 618;
  6. ЦДООСО. Ф 4. Оп. 31. Д. 691;
  7. ПДООСО. Ф 4. Оп. 39. Д. 69;
  8. ЦДООСО. Ф 4. Оп. 31. Д. 722.

Каплюков В.В. Документы о положении спецпереселенцев из Крыма в Свердловской области в 1944 – 1945 гг. // Вестник архивистов Крыма. № 5.– Симферополь: Изд-во ООО «Антиква». 2121. С 123 – 128.
 1.69 mb