Архивы Урала, 2022. № 26.

кандидат исторических наук, доцент,
заместитель директора
по научно-методической работе ГКУСО «ЦДООСО»
В. В. Каплюков

Представлены находящиеся на государственном хранении в ЦДООСО материалы проведенных Уралобкомом ВКП(б) в 1930–1932 гг. совещаний по вопросам использования иностранных специалистов и рабочих в социалистической реконструкции промышленности региона. Вывод о значительном источниковедческом потенциале выявленных документов, позволяющих уточнить существующие представления о вкладе иноспециалистов в процессы индустриализации на Урале в первые десятилетия советской власти. Ключевые слова: Урал, ВКП(б), промышленность, социалистическая реконструкция, иностранные специалисты, иностранные рабочие.

В Центре документации общественных организаций Свердловской области продолжается работа по выявлению документов об участии иностранцев в социалистической реконструкции уральской промышленности1. В числе вновь изученных материалов обращают на себя внимание стенограммы двух совещаний об использовании иностранных специалистов, состоявшихся в Свердловске во второй половине 1930 года и начале 1932 года.

Целью первого из них, проходившего под руководством инструктора Уралобкома ВКП(б) В. Н. Кайгородова, был определен анализ хода выполнения партийных решений о повышении эффективности использования иноспециалистов, обходившихся государству весьма недешево. В постановочном докладе отмечались отсутствие в регионе полноценного учета прибывших на работы специалистов, недостаточная эффективность использования их знаний и трудовых навыков, сложности в налаживании взаимодействия иностранцев с советскими производственниками; нарушения на местах декларированных условий труда иностранных специалистов и его оплаты, их социокультурного и бытового обслуживания. Было указано на необходимость решительного преодоления имевшихся недостатков с учетом перспективы приема предприятиями Урала в 1931 году еще 682 иностранных работников2.

В ходе обсуждения доклада были приведены примеры нераспорядительности местных хозяйственных структур в организации приема, размещения и трудоустройства иностранных работников, неэффективного использования потенциала высококвалифицированных иностранцев в непривычных для них условиях; неоправданных изменений согласованных норм снабжения иноспециалистов; взаимного отчуждения советских граждан и иностранцев, порождаемого неравенством условий их труда, быта, финансового и продовольственного обеспечения. Названные сложности усугублялись отсутствием выделенных специалистов по работе с иностранцами и квалифицированных переводчиков. Были высказаны противоречивые оценки трудового вклада иностранцев в работу предприятий. С одной стороны, отмечались их высокая квалификация, добросовестное отношение к выполнению обязательств по контрактам, заинтересованность в качественном выполнении работ вплоть до создания ударных бригад. С другой стороны, приводились свидетельства безразличия к производству части иноработников, усугублявшегося их раздражением по поводу нарушений условий трудовых контрактов, качества жизни в уральских городах и заводских поселках.

Совещание ориентировало хозяйствующие субъекты, партийные, советские и профсоюзные организации предприятий и строек на преодоление недооценки работы в среде иностранных специалистов и рабочих, налаживание взаимопонимания и устойчивых деловых связей уральских производственников с иноработниками, вовлечение последних в социально-политическую жизнь трудовых коллективов3. В качестве основных задач аналогичного совещания, проведенного Уралобкомом ВКП(б) в феврале 1932 года, были определены оценка состояния работы с иностранными специалистами и рабочими, выявление имевшихся недостатков, обобщение накопленного за истекшие годы опыта и выработка мер по повышению эффективности использования иноспециалистов на производстве. В докладе председателя совещания Изотовой были отмечены некоторые положительные сдвиги в работе с иностранцами, выразившиеся в оптимизации распределения привлеченных специалистов по важнейшим предприятиям и стройкам региона, сосредоточении внимания хозяйственных, партийных и профсоюзных органов и организаций на вопросах их эффективного использования; вовлечении иностранцев в производственную деятельность и ее рационализацию, социалистическое соревнование и ударничество4.

В сообщениях представителей заинтересованных общественных структур, ведомств, трестов и отдельных предприятий содержалась подробная, в том числе статистическая5, информация о масштабах участия иностранцев в социалистической реконструкции региональной экономики, накопленном опыте и «узких местах» работы по использованию потенциала зарубежных специалистов и квалифицированных рабочих.

Так, в выступлении представителя Надеждинского металлургического завода Тивеля подчеркивались «большая выдержка в труде» и «культурное отношение к труду» немецких рабочих, не желавших мириться с бюрократизмом и расхлябанностью6. Представитель Первоуральска Ренгельштейн настаивал на внимательном отношении к предложениям иностранцев, «которые помогут отсталым рабочим… научиться правильному обращению с инструментом и хорошему отношению к производству»7. О заслуживавшем распространения опыте «прикрепления» советских работников к иноспециалистам докладывал Смирнов из Магнитогорского горкома ВКП(б)8; об опыте создания совместных с иностранцами «интернациональных» ударных бригад, взаимного обучения специалистов, практике проведения общих производственных совещаний – представитель Березниковского райкома Медьков9; о весьма высокой эффективности части вносимых иноспециалистами рацпредложений и «чрезвычайно быстром освоении» советскими рабочими приемов работы на импортном оборудовании – Кобелев с Уралмашиностроя10.

Важные соображения были высказаны в выступлении на совещании руководителя бюро Уралпрофсовета по работе среди иностранцев Дерова, отметившего, в частности, что «в массе своей инорабочие и специалисты едут к нам не только из-за безработицы, но наряду с этим у них имеется желание нам помогать»11, и настаивавшего на развертывании систематической работы по их действительному вовлечению в социалистическое строительство. Не обошлось, впрочем, без весьма спорного пожелания, что «раз у пролетариата нет Отечества, раз он усвоил некоторую истину социалистического строительства… пусть он переводит сюда семью и отказывается от валюты»12.

Во вполне лояльном выступлении представителя облсовнархоза иноспециалиста Мюнцера, заверившего, что Советский Союз стал для прибывших иностранцев «их пролетарским Отечеством», было предложено активизировать работу по упорядочению использования прибывших из-за границы рабочих и инженеров, оптимизации оплаты их труда, созданию им достойных социально-бытовых условий, гармонизации отношений местных и привлеченных работников, вовлечению последних в общественно-политическую жизнь предприятий и строек13. О «больших результатах» внедрения рационализаторских предложений иноспециалистов и «громадном значении» их помощи в освоении новейшей техники говорили представители Нижнего Тагила и Красноуральска Онянов и Новиков14. Были поименно названы иноинженеры Фредер из Магнитостроя и Лукиянов из «Востокостали», реализация наработок которых позволила сэкономить около двух миллионов рублей, в том числе в иностранной валюте15. Стотысячную экономию принесло внедрение рацпредложения инженера Лаца на Нижнетагильском металлургическом заводе16. Механизация производственных процессов, осуществленная на Калатинском комбинате под руководством инженера Чопа, позволила повысить производительность труда рабочих на одном из участков в пять раз17.

Работник обкома строителей Ферст подробно информировал о вовлечении иноспециалистов в соцсоревнование и ударничество, избрании их представителей в состав фабзавкомов18; участники совещания от обкома угольщиков, Березниковского райкома ВКП(б) и Уралмашиностроя – о внедрении на Челябинских копях, в Березниках и Свердловске практики поощрения, в том числе путевками на советские курорты, лучших иноработников19. На местах были предприняты попытки выпуска газет на немецком и английском языках, формирования библиотек иностранных и переводных изданий20. Представитель Челябинского района Канин настаивал на активном использовании в интернациональном воспитании иностранных и советских граждан возможностей областной партийной газеты «Уральский рабочий»21.

Отмечая наличие определенных положительных сдвигов в трудовом использовании иностранных рабочих и специалистов, участники совещания так или иначе обращали внимание на наличие серьезных проблем, снижавших эффективность предпринимаемых хозяйственными и политическими структурами усилий по вовлечению иноработников в общую производственную и общественную деятельность. Уже упомянутый Мюнцер сетовал на оторванность иноотдела Уральского совнархоза от мест и его неспособность непосредственно сопровождать «завоз иностранной силы»22. Представитель иностранного отдела «Востокостали» Функе обратил внимание на «совершенно неудовлетворительные» взаимоотношения русских и иностранных специалистов, невысокую эффективность использования последних23; представитель «Цветметзолота» Золотухин – на невыполнение постановлений облисполкома относительно налаживания должного снабжения иноработников25. В выступлении Френке («Востокоруда») был поднят вопрос об обеспечении иноспециалистов и рабочих достойным жильем, а в сообщении Крюгерке (обком профсоюза работников черной металлургии) – о налаживании в их среде профсоюзной и массовой культурно-просветительной работы25. В выступлениях были отмечены случаи отказа иностранных специалистов от подписки на государственные займы26.

Общая нераспорядительность и небрежение вопросами организации использования потенциала иноспециалистов провоцировали возникновение трудовых конфликтов. В Карабаше и Красноуральске попытки иностранных специалистов настаивать на соблюдении технологических процессов повлекли их взаимное отчуждение с советскими производственниками27. В выступлении Смирнова (Магнитогорск) сообщалось о забастовках иностранцев «Стальмоста», протестовавших против невынужденных простоев по вине администраций, неудовлетворительных социально-бытовых условий и перебоев в продовольственном снабжении28. В «Востокостали» и на Уралмашинострое были зафиксированы случаи демонстративного дистанцирования иностранных специалистов от участия в производственном процессе29, в связи с чем заместитель начальника строительства Зыков отзывался об их новаторском и производственном потенциале весьма неодобрительно30. В том же Свердловске в начале 1932 года имели место организованные невыходы на работу австрийских рабочих, протестовавших против перебоев в их обеспечении инструментом и материалами31, и группы иностранных специалистов, возмущенных отсутствием в местах их размещения теплых туалетов, воды и дров32. В выступлении представителя «Уральского рабочего» Зеринга был приведен вопиющий факт многодневных мытарств без жилья передавшего свое изобретение в Фонд Сталина инженера Вальтера33.

Столкнувшись с реалиями уральской промышленности, инорабочие выражали зачастую «удивление, как может быть такое положение на заводе, где хозяином является рабочий класс». Группой немецких коммунистов было даже направлено в центр обращение, «что они предпочитают вернуться в фашистскую Германию Брюнинга, чем оставаться в Советском Союзе». Представитель группы американских рабочих с рудника «Ленинский» в Красноуральске сетовал в Уралобкоме ВКП(б), что по приезде в страну, как они полагали, «законченного коммунизма с высокими техническим достижениями» инорабочие «оказались глубоко разочарованными» и часть из них «начали ставить вопрос… что они такого социализма не хотят, а хотят уехать обратно в Америку»34. Порой инорабочие из уральской «провинции» явочным порядком перебегали на «столичные» (то есть свердловские – В. К.) предприятия35.

В ряде выступлений были подняты вопросы обучения иностранных рабочих и специалистов русскому языку, обеспечения их квалифицированными и приемлемыми для новой власти переводчиками. Организованные обкомом ВКП(б) 10-месячные курсы переводчиков «не дали достаточного эффекта», так как в единые группы были объединены обучаемые, знавшие языки хотя бы в объеме семилетки, и начинающие, «не знавшие немецкого языка ни в какой степени». Почему-то в качестве одной из причин неудачного опыта был назван «чрезвычайно неудовлетворительный» педагогический состав, ибо обучение проводили «баронессы, графини и т. п.»36 Администрация Уралмашиностроя, активизировав подготовку соответствующих специалистов из комсомольской молодежи, отказалась от услуг нескольких «неблагонадежных» переводчиков, в том числе знавшего три языка бывшего царского посла в Вене 80-летнего графа Апраксина37. Иогансен с Магнитостроя ставил вопрос о создании, с учетом перспективы прибытия новых иноспециалистов и рабочих, собственной учебной базы для подготовки переводчиков из числа коммунистов и комсомольцев38.

Серьезные проблемы в использовании потенциала иноспециалистов и рабочих порождали их весьма непростые отношения с администрациями и работниками части уральских предприятий. На совещании отмечался «грубый, явно издевательский подход [иностранцев] к нашим массам», который, по мнению докладчика, «должен был найти самый решительный отпор со стороны нашей пролетарской общественности»39. В одном из выступлений прозвучали оценки части вновь прибывавших кадров как «явно враждебных элементов» и «лжеспециалистов»; заявления, что «в числе иностранных рабочих и специалистов к нам на заводы приезжают фашистские элементы, классовые враги, которые приезжают для того, чтобы использовать положение для всяческого вредительства для антисоветской пропаганды»40. Представитель «Уральского рабочего» прямо высказался в том смысле, что «сюда к нам иногда приезжают шпионы, которые потом распускают у себя клевету на Советскую власть», а поскольку «все эти сволочи известны, поэтому нужно больше следить»41. В адрес выехавших из СССР иностранцев звучали упреки в распространении в зарубежной прессе «самой злостной клеветы на Советский Союз»42. Представитель Магнитостроя Иогансен подчеркивал, что «мы уже многому научились от иностранцев», а потому ставил вопрос о постепенном отказе от их услуг с соответствующим сокращением валютных расходов43.

При этом представлявший Златоустовский металлургический завод Пашек предостерегал от «серьезных перегибов» с выдавливанием иностранцев по окончании трудовых контрактов, квалифицировав его как «политическую ошибку», и настаивал на перезаключении контрактов с добросовестными работниками для их закрепления на производстве44.

В заключительном слове на совещании представителя Уралобкома ВКП(б) Изотовой была подчеркнута решающая роль партийных и профсоюзных органов в налаживании эффективного использования иноспециалистов и рабочих, поставлены задачи вовлечения последних в социалистическое строительство и общественно-политическую жизнь предприятий, приема лучших иностранцев в ряды ВКП(б), создания им достойных условий труда и быта45.

Ознакомление с представленными документами убеждает, что в первой половине 1930-х гг. на Урале властными, партийными, профсоюзными и хозяйственными структурами осуществлялось повседневное более или менее успешное сопровождение использования в социалистическом строительстве привлеченных из-за рубежа квалифицированных специалистов и рабочих; при всех понятных трудностях властям удалось обеспечить их заметный вклад в индустриализацию региона. При этом в оценках в отношении иноработников со стороны представителей правящей партии выявлены предпосылки к сокращению – «в условиях обострения классовой борьбы» – их участия в социалистической реконструкции хозяйства региона и к последующей нелегкой судьбе части из них.

В настоящей публикации подробно представлены лишь два из выявленных в ЦДООСО документов по истории пребывания и работы на Урале иностранных специалистов и рабочих. Полагаем, что в совокупности с иными материалами архива по заявленной теме они могут существенно дополнить источниковую базу изучения истории трудовой миграции из-за рубежа на Урал в первые десятилетия советской власти.


1 Мы уже касались этого вопроса ранее. См.: Каплюков В.В. Документы ЦДООСО об иностранных специалистах и рабочих на Урале в конце 1920 – начале 1930-х гг. // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Материалы XIV всероссийской научной конференции. Ноябрь 2020 г. Т. 1. – Екатеринбург, 2020. С. 418-429; Он же. Документы ЦДООСО о перебежчиках на Урале в 1930-х гг. // Партийные архивы. Проблемы и перспективы развития: Материалы VI межрегиональной (с международным участием) научно-практической конференции. Оренбург, 19-20 мая 2021 г. – Оренбург, 2021. С. 447-462.

2 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 8. Д. 706. Л. 2-9.

3 Там же. Л. 66.

4 Там же. Оп. 10. Д. 171. Л. 76-82.

5 См.: ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 2-3, 4, 6-11, 18-19, 31-32, 41, 47-48, 60, 147, 150, 157 и др.; Д. 172. Л. 3, 14, 29, 41, 56 и др.

6 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 21, 26.

7 Там же. Д. 172. Л. 32.

8 Там же. Д. 171. Л. 40-41.

9 Там же. Л. 52, 54-55.

10 Там же. Л. 60, 64.

11 Там же. Л. 114.

12 Там же. Л. 120.

13 Там же. Л. 133-147.

14 Там же. Л. 148, 150.

15 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 80.

16 Там же. Л. 115.

17 Там же. Д. 172. Л. 14-15.

18 Там же. Д. 171. Л. 10.

19 Там же. Л. 11, 53, 63.

20 Там же. Л. 44, 57.

21 Там же. Д. 172. Л. 5.

22 Там же. Д. 171. Л. 2-3.

23 Там же. Л. 3-4.

24 Там же. Л. 7.

25 Там же. Л. 8, 9.

26 См., напр.: ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 48-49, 158.

27 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 116.

28 Там же. Л. 36-37.

29 Там же. Л. 61, 63-64, 122.

30 Там же. Л. 122.

31 Там же. Л. 85.

32 Там же. Л. 110.

33 Там же. Д. 172. Л. 22.

34 См.: ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 90.

35 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 92.

36 ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 10. Д. 171. Л. 107.

37 Там же. Л. 71.

38 Там же. Д. 172. Л. 42.

39 Там же. Д. 171. Л. 108.

40 Там же. Л. 93-94.

41 Там же. Д. 172. Л. 24.

42 Там же. Д. 171. Л. 109.

43 Там же. Д. 172. Л. 41.

44 Там же. Д. 171. Л. 160.

45 Там же. Д. 172. Л. 78-86.


Каплюков В.В. Новые документы ЦДООСО о работе иностранных специалистов на предприятиях Урала в первой половине 1930-х годов. – Архивы Урала, 2022. № 26. С. 192 – 198
 136 kb