Каплюков В.В., Курзина С.Н. Из истории комиссии академика В.Л. Комарова (к 80-летию начала работ). История. Память. Люди: Материалы X Международной научно-практической конференции. 23 сентября 2020 г., Алматы. - Алматы, 2020.

кандидат исторических наук, доцент,
заместитель директора
по научно-методической работе ГКУСО «ЦДООСО»
В. В. Каплюков

начальник отдела использования
и публикации архивных документов ГКУСО «ЦДООСО»
С.Н. Курзина

Яркой и при этом явно недостаточно изученной страницей истории всенародного подвига в годы Великой Отечественной войны является работа комиссии Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Урала, Сибири и Казахстана на нужды обороны страны, проходившая под руководством Президента академии Владимира Леонтьевича Комарова (1869–1945) [1].

Созданная в первые месяцы войны, комиссия внесла заметный вклад в изучение экономического и природно-ресурсного потенциала восточных регионов страны, внедрение в производственную деятельность оборонных отраслей промышленности научно-технических достижений, формирование в Урало-Сибирском регионе, Казахстане и среднеазиатских союзных республиках мощной сырьевой базы военной экономики.

Как известно, с началом Великой Отечественной войны руководство и институты Академии наук СССР были эвакуированы из оккупированных и угрожаемых районов на восток страны. Президиум Академии во главе с ее вице-президентом О.Ю. Шмидтом располагался в Казани, а Президент Академии В.Л. Комаров и ряд институтов – в Свердловске. Именно здесь, прервав движение в эвакуацию в Боровое (Казахстан), В.Л. Комаров провел встречи с местными руководителями, учеными и производственниками. По результатам выступил с идеей создания комиссии ученых, которые могли бы на основании исследования ресурсов региона предложить оптимальные пути их использования в интересах обороны.

Уже 29 августа 1941 г. в Уральском филиале АН СССР под председательством В.Л. Комарова состоялось совещание научных работников АН СССР с представителями промышленных наркоматов, свердловских партийных органов, организаций и учреждений, положившее начало работе комиссии. В совещании приняли участие 39 человек, в т. ч. академики В.А. Обручев, Э.В. Брицке, Л.Д. Шевяков и А.А. Скочинский; замнаркома Цветной металлургии СССР П.Я. Антропов, секретари Свердловского обкома ВКП (б) И.С. Пустовалов и А.И. Быков, ответственные работники наркоматов Черной и цветной металлургии, профессора Н.Н. Колосовский, Б.Г. Кузнецов, Г.И. Чуфаров и др.** По докладу В.Л. Комарова была принята резолюция:

  1. «Всемерно поддержать инициативу Президента Академии наук в организации Комиссии по мобилизации естественных ресурсов Урала для нужд обороны.
  2. Установить основные направления работы комиссии в области черной и цветной металлургии, нерудных ископаемых, энергетики, транспорта и сельского хозяйства.
  3. В связи с немедленным началом работ создать группы исполнителей по направлениям и разработать план их деятельности к 10 сентября [1941 г.]»[2, с.132] .

После совещания В.Л. Комаровым было направлено в Правительство СССР соответствующее обращение, нашедшее отклик в центральных партийных, советских, хозяйственных и военных инстанциях. В телеграмме В.М. Молотова и Н.М. Шверника от 7 сентября инициативе В.Л. Комарова была выражена полная поддержка [3].

10 сентября 1941 г. было подписано распоряжение Президента АН СССР об организации Комиссии по мобилизации естественных ресурсов Урала под председательством В.Л. Комарова на базе Уральской экспедиции в составе академиков И.П. Бардина, Э.В. Брицке, С.Г. Струмилина (заместители), А.Н. Баха, В.А. Обручева, А.А. Скочинского, А.Е. Ферсмана, Е.А. Чудакова, Л.Д. Шевякова, О.Ю. Шмидта и др. В состав комиссии были включены также Уполномоченный Госплана СССР на Урале М.А. Андреев, замнаркома Цветной металлургии П.Я. Антропов, зампред Комитета по делам геологии при СНК СССР С.В. Горюнов, замнаркома Черной металлургии П.И. Коробов, председатель Свердловского облисполкома И.Л. Митраков, секретарь Свердловского обкома ВКП (б) И.С. Пустовалов и др., всего в центральной группе – 22 человека [4].

В течение короткого времени был разработан план работы Комиссии по мобилизации естественных ресурсов Урала (до 1 января 1942 г.), который был утвержден Президентом АН 23 сентября 1941 г. [5].

План работы комиссии был структурирован и включал следующие разделы (направления):

Группа черной металлургии
(руководитель – академик Э.В. Брицке)

Перед группой были поставлены исследовательские задачи по обеспечению железоникелевыми рудами выплавки в доменных печах никелесодержащих чугунов, изысканию дополнительных ресурсов марганцевых и путей максимально быстрого увеличения добычи на Урале железных руд, расширению рудной базы качественной металлургии и улучшению использования для ее нужд древесного топлива. В состав 5 бригад были включены академики И.П. Бардин, Э.В. Брицке, А.Н. Заварицкий, А.А. Скочинский и Л.Д. Шевяков; представители уральской академической и вузовской науки, в т. ч. будущий академик АН КазССР В.В. Михайлов; специалисты профильных министерств и промышленных предприятий.

Группа цветной металлургии
(руководитель – П.Я. Антропов)

На группу была возложена миссия выработки рекомендаций по расширению рудной базы цветной металлургии и увеличению отдачи эксплуатируемых месторождений. Работа группы была организована по направлениям, связанным с поиском и научным обоснованием эффективного использования руд конкретных металлов – никеля, кобальта, алюминия, тантала и ниобия, меди, вольфрама, платины и ее спутников. Вместе с перечисленными выше в составе бригад этой группы работали академик А.Е. Ферсман, члены-корреспонденты АН СССР Г.И. Черняев и Д.М. Чижиков, будущие академик и член-корреспондент АН СССР А.Л. Яншин и А.А. Иванов; и др.

Группа нерудных ископаемых
(руководитель – профессор Р.Л. Певзнер)

Усилия четырех бригад группы, в которую вошли академик Э.В. Брицке, член-корреспондент АН СССР Д.С. Белянкин, представители науки и промышленности, были сосредоточены на решении проблем расширения сырьевой базы огнеупорной промышленности Урала, использования доменных шлаков, увеличения выпуска цемента и др.

Транспортно-энергетическая группа
(руководитель – профессор Н.Н. Колосовский)

Группа была ориентирована на разработку схем транспортных связей, водо-, энерго- и топливоснабжения городов и промышленных предприятий, экспертизу проектов гидротехнических сооружений и обоснование размещения в энергосистеме Урала новых генерирующих мощностей. Во главе 7 бригад работали академики В.А. Обручев и Л.Д. Шевяков, члены-корреспонденты АН СССР В.И. Вейц, Д.В. Наливкин и Ф.П. Саваренский.

Сельскохозяйственная группа
(руководитель – академик Л.И. Прасолов)

Перед группой были поставлены задачи по учету и характеристике земельных и кормовых ресурсов, выработке предложений по размещению новых технических культур и разработке мероприятий для поднятия продуктивности огородно-животноводческих хозяйств Урала.

Силами двух бригад во главе с академиком Н.В. Цициным и академиком ВАСХНИЛ С.К. Кедровым-Зихманом предполагалось дать общую характеристику земельных богатств Урала, подготовить рекомендации по выращиванию в регионе сахарной свеклы, каучуконосов (кок-сагыза и крым-сагыза), волокнистых и масличных культур; проанализировать возможности горнозаводских районов по производству овощей, картофеля и трав, расширению кормовой базы животноводства, развитию пригородных хозяйств.

В составе комиссии эффективно работала сплоченная команда выдающихся советских ученых – академики А.А. Байков, И.П. Бардин, Э.В. Брицке, А.Н. Заварицкий, В.С. Кулебакин, Д.В. Наливкин, В.Н. Образцов, М.А. Павлов, Е.Б. Патон, Л.И. Прасолов, А.А. Скочинский, С.Г. Струмилин, А.Е. Ферсман, Н.В. Цицин, Л.Д. Шевяков, О.Ю. Шмидт и др. Под их началом трудились коллективы молодых ученых, ставших впоследствии гордостью отечественной науки; представители соответствующих наркоматов и отраслевых отделов Свердловского обкома ВКП (б). При общей численности комиссии в 108 человек академики участвовали, как правило, в работе нескольких групп.

Важно заметить, что с первых месяцев деятельность комиссии не была замкнута на исследование исключительно природных ресурсов Урала, но ориентировалась на куда более широкий круг проблем.

С учетом значимости работ комиссии бюро Свердловского обкома ВКП (б) было принято 9 октября 1941 г. по докладу И.С. Пустовалова специальное постановление:

  1. «Придавая важнейшее значение работе Комиссии по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны, возглавляемой Президентом АН СССР академиком В.Л. Комаровым, – бюро обкома ВКП (б) обязывает все партийные, советские, хозяйственные, профсоюзные и комсомольские организации области оказывать комиссии академика В.Л. Комарова самую активную помощь и содействие во всей ее работе.
  2. В ноябре на объединенном заседании бюро обкома ВКП (б) и исполкома облсовета заслушать вопрос об основных направлениях мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны и плане работы комиссии.
  3. Принять к сведению заявление т. [И.Л.] Митракова о том, что исполком облсовета разрешил вопросы по устройству и обслуживанию академиков и выделил для работы комиссии необходимое помещение» [6].

Важной особенностью работы комиссии стала ее теснейшая связь с партийными и хозяйственными органами, отраслевыми наркоматами, промышленными производствами. Использование предложений ученых и специалистов позволило в кратчайшие сроки освоить новые рудные месторождения, обеспечить наращивание мощностей действовавших электростанций, металлургических предприятий, угольных шахт и разрезов; внедрить в производство перспективные технологии производства вооружений и военной техники.

Результатом работы комиссии стал подготовленный в ноябре 1941 г. объемный труд «Материалы к докладу заместителю Председателя Государственного Комитета Обороны т. В.М. Молотову» (гриф «Совершенно секретно») [7]. Отчет включал десять разделов, посвященных анализу потенциала уральской экономики по важнейшим направлениям и содержавших предложения по оптимизации использования ресурсов края в интересах обороны.

Авторами раздела, касавшегося перспектив развития на Урале черной металлургии, была предложена совокупность мер, позволявших достичь ожидаемых показателей с минимальными дополнительными затратами, предполагавшими, главным образом, завершение уже проводимых работ. Отдельными сюжетами были прописаны пути удовлетворения потребностей металлургической промышленности в марганцевой руде и коксе с максимальным задействованием местных возможностей, оптимизацией завоза на Урал кузнецких и карагандинских углей и использованием в производстве оборудования эвакуированных металлургических заводов.

Были сформулированы предложения по строительству объектов, ввод в действие которых позволил бы расширить сортамент оборонной продукции, в т. ч. сварных труб большого диаметра, рельсов, цельнокатаных колес, автомобильного листового металла, электросталей и др. В условиях недостатка соответствующего оборудования предлагалось срочно изготовить его на действующих предприятиях Наркомчермета либо – что представлялось комиссии оптимальным – закупить при возможности в США. Необходимостью поставок металлургической продукции Урала предприятиям сопредельных районов было обусловлено повышенное внимание к проблеме вторичного металлургического сырья. Особая значимость рекомендаций комиссии состояла, ко всему, в том, что они выдавались по сути в режиме реального времени: так, успешная эвакуация оборудования заводов «Запоржсталь», «Азовсталь», «Днепроспецсталь» и других позволила к ноябрю 1941 г. минимизировать предложения по строительству на Урале и в Сибири объектов металлургии.

Комиссией были сформулированы также рекомендации по развитию производства ферросплавов и совершенствованию технологий их получения с использованием сравнительно небогатых местных руд. В период до завершения исследовательских и опытных работ, а также строительства специализированных предприятий и налаживания поставок сырья оптимального качества из Сибири и Казахстана, было предложено задействовать – с использованием зарубежного опыта и в режиме строжайшей экономии – мощности доменных и электрических печей региона, в т. ч. принадлежавших родственным Минчермету министерствам и ведомствам.

Отдельно рекомендовалось организовать работу по сбережению металла и увеличению сроков службы металлических деталей и изделий. С учетом особой остроты проблемы было предложено организовать под эгидой Госплана СССР в техотделах либо техсоветах всех крупных наркоматов специализированные ячейки (бюро) по экономии металла.

5 ноября 1941 г. бюро Свердловского обкома ВКП (б) приняло решение об организации при обкоме ВКП (б) – в целях оказания практической помощи предприятиям, занятым в изготовлении реактивных минометов М-8 и М-13, – экспериментального бюро под председательством Героя Социалистического Труда (с 1943 г. – академика) А.Г. Костикова. На этом же заседании был утвержден план основных работ экспериментального бюро, предусматривавший проведение на предприятиях комплекса изысканий, направленных на совершенствование технологии производства «Катюш», их отдельных узлов и деталей [8].

5 декабря 1941 г. в адрес Уполномоченного ГКО по Свердловской обл. – секретаря Свердловского обкома ВКП (б) В.М. Андрианова было направлено за подписью академика Н.Т. Гудцова письмо о создании Институтом металлургии Академии наук комиссии по изучению металла трофейных объектов. «Изучение металла различного рода трофейных объектов имеет весьма важное значение с точки зрения характеристики состояния промышленности воюющих стран, – указывалось в письме. – Помимо того, полученные результаты могут быть использованы отечественной оборонной промышленностью с целью корректирования технологических процессов и повышения производительности». Подчеркивалось, что создание комиссии было одобрено вице-президентом АН СССР О.Ю. Шмидтом, наркоматами боеприпасов, танковой промышленности и вооружений; при согласии В.М. Андрианова на участие в работе комиссии Институт металлургии просил числить ее при Уполномоченном ГКО по Свердловской обл. [9].

Позже, 25 февраля 1942 г., бюро обкома было принято предложение Института металлургии АН СССР о производстве опытной партии снарядов повышенной бронебойности для противотанковых 45мм пушек. Ученым, конструкторам и производственникам было поручено провести испытания твердых сплавов металлокерамических сердечников, которые, по заверению академика Н.Т. Гудцова, могли быть завершены к 20 марта 1942 г. [10].

Столь же содержательная и объемная работа была выполнена коллективом ученых и производственников во главе с членомкорреспондентом АН СССР Д.М. Чижиковым и Н.Н. Птичкиным в области цветной металлургии Урала, обретшего c началом войны исключительное значение в качестве центра выплавки меди, алюминия, никеля, кобальта, цинка, а также добычи и производства редких металлов – вольфрама, молибдена, ниобия, циркония, бериллия и платины. При том, что на Урале выплавлялось осенью 1941 г. две трети общенационального объема меди, были предложены пути увеличения ее производства на 10–15% при минимальных капиталовложениях – за счет сокращения простоев, совершенствования технологических процессов, консервации нерентабельных участков и шахт, завоза на производство богатой кусковой руды, более глубокой переработки медесодержащих отходов и т. п. Что важно, предложениями комиссии предусматривались – наряду с решением главной задачи – проведение комплекса экологических мероприятий и реализация мер по извлечению попутных металлов.

Учеными были высказаны рекомендации по увеличению производства алюминия, в т. ч. по повышению экономичности работ по выемке бокситов Северо-Уральской и Каменской групп месторождений, развертыванию подземных работ на СУБРе, совершенствованию практики горно-подготовительных работ. В целях оптимизации объемов добываемых глиноземов было предложено активизировать строительство Богословского алюминиевого завода полного цикла с соответствующим увеличением мощности сооружаемой ТЭЦ, приступить к сооружению электролизных цехов в Караганде и Кузбассе как в районах с менее напряженным энергетическим балансом.

4 ноября 1941 г. на заседании технического совета Наркомцветмета по результатам обсуждения вопроса хозяйственными руководителями, учеными и производственниками, в т. ч. П.Я. Антроповым, И.П. Бардиным, Д.М. Чижиковым, Л.Д. Шевяковым, руководителем Главалюминия Е.П. Славским и др., было принято развернутое постановление о создании на Урале крупных глиноземных и алюминиевых производств (с увеличением мощности соответствующих энергоузлов на СУБРе и в Каменске), диверсификации методов переработки бокситов, организации для переработки избытка глинозема электролизных цехов на Карагандинской и Кемеровской ТЭЦ; Главалюминию и Главалюминстрою было рекомендовано сосредоточить усилия на организации выпуска алюминия и продукции смежных производств на основе погодовых графиков ввода новых мощностей [11].

Комиссией был зафиксирован существенный разрыв между объемами сырья для выплавки цинка и возможностями предприятий восточных районов страны по их переработке. Для сокращения этого разрыва было рекомендовано увеличить мощности Челябинского цинково-электролитного завода (с 25 до 60 тыс. т в год), переориентировать предприятие на местное сырье с существенным повышением качества последнего; дооборудовать цеха, в т. ч. ориентированные на переработку попутных продуктов.

В интересах более чем двукратного (с 8,2 до 19 тыс. т) увеличения выплавки никеля был предложен комплекс мер, включавший нормализацию рудничного строительства и горно-подготовительных работ, повышение эффективности использования сырья, бесперебойное обеспечение заводов коксом, «привязку» рудников для сокращения транспортных издержек к близ расположенным металлургическим предприятиям.

Возможно, неприятная для руководства страны, но честная, оценка была дана возможностям региона по добыче кобальта. На фоне прогнозируемого к концу 1941 г. выпуска 90–95 т металла рабочей группой было заявлено, что при имевшихся производственных мощностях и технологиях переработки, подготовленности сырьевой базы и плановом задании в 220 т в 1942 г. едва ли удастся выплавить более 140 т кобальта. В качестве необходимых условий развития производства были заявлены ввод в строй в 1942 г. на Высокогорском месторождении флотационной, а на Елизаветинском – опытной обогатительной – фабрик с последующим строительством завода мощностью 150 т кобальта в год. В ближайшие же два года предлагалось компенсировать недостаток металла за счет импорта.

По оценке комиссии, сырьевые возможности Урала позволяли развить в соответствии с потребностями военной экономики производство редких металлов, твердых сплавов и платины, но выполнение правительственных заданий предполагало необходимость проведения дополнительных геологоразведочных работ, строительство новых либо расширение действовавших обогатительных фабрик, повышение уровня технической оснащенности приисков и т. п.

Специальными разделами в представленном Правительству СССР докладе были выделены производство огнеупоров и флюсов, строительных материалов. В условиях достаточности запасов огнеупорного сырья специалистами было предложено сосредоточить усилия на интенсификации промышленной эксплуатации разведанных месторождений, позволявшей, в т. ч. за счет использования вывезенного из Белоруссии, с Украины и из центральной России технологического оборудования, увеличить в течение года производство шамотного и динасового кирпича в 1,5–2 раза. Возобновление на Косулинском и Камышловском заводах – с использованием эвакуированного оборудования – приостановленного ранее производства технического фарфора позволило бы, по оценке комиссии, уже в начале 1942 г. в основном удовлетворить потребности обороны. Аналогичным образом, правда, применительно к 1943 г., оценивались возможности обеспечения металлургии Урала флюсовыми известняками.

Весьма оптимистично оценивались комиссией возможности наращивания объемов производства в промышленности строительных материалов. Обеспечение с использованием передовых технологий полуторного роста производства цемента позволило бы, по оценке ученых, в 1942 г. заметно сократить его дефицит, а постройка заводов по производству портланд-цемента в Челябинске, Губахе и Карпинске могла бы полностью покрыть потребности уральской экономики уже в 1943 г.

Почти двукратный рост объемов производства кирпича (с 0,8 до 1,5 млн. шт.) мог бы быть обеспечен внедрением ускоренных методов его сушки (по методу профессора Р.Л. Певзнера) и строительством в районах максимальной потребности (Магнитогорск, Молотов, Нижний Тагил, Серов, Челябинск) 5–6 новых заводов. Заметная роль в преодолении дефицита кирпича отводилась его заменителям – гипсовым и шлаковым блокам.

В условиях практически полного отсутствия на Урале стекольной промышленности было предложено в кратчайшие сроки – 4–5 месяцев – организовать при Нижне-Тагильском, Магнитогорском и Златоустовском металлургических заводах на базе местных отвальных шлаков и щелочных горных пород опытные производства. В пользу предложенного варианта свидетельствовали, в частности, отсутствие необходимости в дополнительном специальном оборудовании и наличие на эвакуированных предприятиях незанятой рабочей силы.

Важным разделом доклада стал обзор потенциала уральской лесохимической промышленности, подготовленный по материалам Уральской комплексной экспедиции и Уральского лесотехнического института. Были проанализированы перспективы переработки древесины и возможности получения из нее экстрактивных веществ, пути расширения гидролизных и фанерных производств. Глубокая технологическая переработка древесины при капитальных вложениях в 173 млн. руб. позволила бы получать в потребных объемах древесный уголь, широкую номенклатуру кислот, ацетонов, растворителей, формалинов, смол, канифолей, скипидаров, камфары, дубильных экстрактов и т. п. Было предложено расширить сеть гидролизных заводов и цехов, в т. ч. завершить в 1942 г. строительство Лобвинского и Тавдинского заводов. Отдельным сюжетом были прописаны перспективы производства пластифицированной и облагороженной древесины (лигностона и лигнофоля), используемой, в частности, в авиа- и автомобилестроении.

Важнейшими аргументами в пользу масштабного развертывания на Урале лесохимических производств стали объемы имевшейся в регионе пригодной к рубке древесины (16 млн. га), относительная дешевизна ее доставки на лесоперерабатывающие предприятия (в т. ч. сплавом), возможность использования отходов лесопереработки в целях топливоснабжения.

Стройностью посылов, предложений, аргументации, выводов и рекомендаций отличался подготовленный рабочей группой профессора А.Е. Пробста раздел доклада, посвященный топливоснабжению Урала. На основе анализа общего угольного баланса были высказаны рекомендации по расширению угледобычи и переводу топливопотребителей на местные угли, эффективному использованию высококачественных дальнепривозных углей, рационализации перевозок, внедрению режима экономии топлива и т. п. Выводы рабочей группы были подкреплены детальными статистическими выкладками относительно потребных капитальных затрат, дополнительного оборудования и рабочей силы.

Важнейший раздел доклада комиссии В.Л. Комарова, посвященный проблемам развития уральской электроэнергетики, был подготовлен энергетической группой под руководством членакорреспондента Академии наук В.И. Вейца. На основании анализа наличных мощностей, имевшихся резервов их наращивания без дополнительных капитальных вложений, возможного эффекта от внедрения режима экономии и т. п. была предложена программа развития региональной электроэнергетики, важнейшими элементами которой стали форсирование строительства электростанций и ввода новых энергетических мощностей, формирование эффективной энергосети и обеспечение маневра энергоресурсами, оптимизация режима энергопользования и др. Достоинствами программы стали, по нашей оценке, глубокая проработка вопросов использования энергоресурсов в интересах обороны, всесторонняя увязка рекомендаций энергетической группы с другими разделами доклада и, что особенно важно, ее ориентированность на нормализацию бытового энергопотребления даже в условиях войны.

Должному анализу подверглись водные ресурсы Урала, состояние и перспективы использования которых в интересах обороны были изучены с привлечением материалов Уральской комплексной экспедиции АН СССР. С академической четкостью были предложены неотложные водохозяйственные мероприятия на 1942–1943 гг. применительно к шести важнейшим – Серовско-Богословскому, Нижне-Тагильскому, Свердловскому, Челябинскому, Магнитогорскому и Орскому – промышленным районам. Бригадой профессора Н.Н. Колосовского был подготовлен транспортный раздел доклада. По результатам анализа возможностей транзитных и внутриуральских перевозок, состояния железнодорожного хозяйства на наиболее востребованных направлениях было предложено реализовать в 1942 г. комплекс весьма затратных мероприятий [12] по строительству вторых путей, реконструкции станций, путей и разъездов, подготовке дорог к пропуску высокотоннажных поездов, развитию электро- и водоснабжения и др. Проектная загрузка железных дорог, перечни неотложных мероприятий по совершенствованию их работы и потребность в рельсах были представлены в докладе детальными приложениями.

24 декабря 1941 г. по рассмотрении бюро Свердловского обкома ВКП (б) вопроса «О выполнении постановлений ГКО от 25 ноября 1941 г. за № 961/с и 965/c «О развитии железнодорожных линий, узлов и усилении пропускной способности дорог Урала – Пермской, им. Л.М. Кагановича и Южно-Уральской – и об усилении железнодорожных линий, связывавших Кузбасс и Караганду с Уралом и Поволжьем» было принято развернутое постановление, общий смысл которого сводился к развертыванию с привлечением всех имевшихся возможностей работ по развитию Свердловского и Тагильского железнодорожных узлов, строительству Свердловского северного полукольца и железнодорожных путей по направлению Свердловск – Богданович [13].

Развернутый раздел, посвященный возможностям развития сельского хозяйства Урала в условиях начавшейся войны, был подготовлен группой под руководством академика С.Г. Струмилина и М.К. Расцветаева. Были высказаны рекомендации по увеличению посевов, в т. ч. за счет подъема целинных и залежных земель, частичного сведения лесов, распашки выгонов, неудобий и т. п.; развитию коллективного и индивидуального огородничества в городской черте; увеличению урожайности зерновых, существенному увеличению посевов и продуктивности производства в картофеле- и овощеводстве, развитию в подходивших для этого районах производства каучуконосов и сахарной свеклы, масличных и бахчевых культур. Было указано на значительный потенциал уральского пчеловодства. Недостаток рабочих рук предлагалось восполнить за счет привлечения на село эвакуированного населения, вербовки и организованного направления работников во вновь осваиваемые районы, привлечения к сельхозработам городского населения. К сожалению, почти не получили освещения вопросы повышения продуктивности животноводства, отнесенные авторами ко второй очереди исследований.

Труд ученых получил высокую оценку научного сообщества и руководства страны. Постановлением Президиума АН СССР об итогах соцсоревнования между комиссиями и филиалами АН СССР за 1942 г. Комиссии по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны были присуждены переходящее Красное Знамя Президиума АН СССР и Президиума ЦК профсоюза работников высшей школы и научных учреждений [14, с.109]. За успешное выполнение научно-исследовательских работ, имевших важное практическое и теоретическое значение, Президиумом АН СССР было выделено для премирования научных сотрудников комиссии 40 тыс. руб. [14, с.111].

Постановлением СНК СССР от 10 апреля 1942 г. за выдающиеся работы в области экономических наук коллектив в составе академиков В.Л. Комарова, И.П. Бардина, Э.В. Брицке, В.Н. Образцова, С.Г. Струмилина, Л.Д. Шевякова; профессоров В.И. Вейца, Н.Н. Колосовского, В.Н. Козлова, Б.Г. Кузнецова. Р.Л. Певзнера, А.Е. Пробста, Д.М. Чижикова; научных сотрудников В.М. Гальперина, М.К. Расцветаева, В.В. Рикмана, Б.А. Гуревича, И.А. Дорошева, М.А. Стекольникова был удостоен Сталинской премии [15].

Результаты работы комиссии академика В.Л. Комарова были столь впечатляющими, а эффективность их использования в военной экономике – настолько высокой, что уже в апреле 1942 г. ее работы были распространены на Западную Сибирь [16, с.50] и Казахстан, а в июне того же года была создана аналогичная Комиссия по мобилизации на нужды обороны страны ресурсов Поволжья и Прикамья [16, с.53–54].

Существенный вклад в изучение истории комиссии В.Л. Комарова после распространения ее работ на прилегающие к Уралу территории внесли казахстанские ученые. В первую очередь, отметим содержательную статью академика АН КазССР М.К. Козыбаева [17], в которой со ссылками на опубликованные и архивные источники представлена впечатляющая картина совместной деятельности эвакуированных и казахстанских ученых по оптимизации использования потенциала республики в интересах решения общенациональных задач; научные труды Н. Едыгенова и академика АН КазССР К.И. Сатпаева, диссертационное исследование А.К. Бисенбаева [18]. Среди современных исследований истории казахстанской науки в годы Великой Отечественной войны заслуживают самых превосходных оценок труды профессоров А.О. Абсеметова [19] и А.Т. Капаевой [20].

Как следует из публикаций уважаемых казахстанских коллег, в июне–июле был разработан, а 10 августа 1942 г. подписан председателем Совнаркома КазССР Н.Д. Ундасыновым и Президентом АН СССР В.Л. Комаровым масштабный план работ комиссии, предполагавший проведение изысканий в области черной и цветной металлургии, транспорта, энергетики, строительной, угольной и химической промышленности, водопользования. Составление итогового отчета о работе комиссии было поручено И.П. Бардину, К.И. Сатпаеву, Д.А. Кунаеву и др. По общему плану комиссии в республике работало в годы войны 6 бригад, в состав которых наряду с крупнейшими учеными страны входили около 100 казахстанских специалистов. По результатам исследований в Актюбинской, Восточно-Казахстанской, Карагандинской, Чимкентской и других областях 350 экспедиционных отрядов были подготовлены предложения, положенные в основу решений по народнохозяйственным вопросам.

Так, по результатам комплексных исследований, проведенных в Центральном Казахстане, были приняты решения по развитию добычи и переработки меди в Джезказгане, Карсакпае, Коунраде; по интенсификации производственных процессов на Балхашском медеплавильном заводе. Итогом многомесячных изысканий в Карагандинской обл. стал представленный обкому ВКП (б) в сентябре 1943 г. перспективный план развития Карагандинского угольного бассейна на 1944–1948 гг. Силами бригад комиссии во главе с И.П. Бардиным, Д.С. Белянкиным, Д.В. Наливкиным, В.А. Обручевым, Д.И. Чижиковым и другими в Восточном Казахстане и Чимкентской обл. были выявлены и предъявлены к разработке запасы свинца, цинка, марганца, молибдена, никеля, других полиметаллических руд. Были выработаны предложения по развитию производства полиметаллов и ферросплавов в Актюбинской обл., нефтепромыслов в Урало-Эмбенском р-не. Под руководством академика В.Н. Образцова были выявлены резервы повышения эффективности использования, в т. ч. в интересах оптимизации поставок на оборонные предприятия Урала, транспортных возможностей Турксиба и Карагандинской магистрали, и др.

Материалы казахстанских подразделений комиссии были многократно заслушаны Правительством СССР, ЦК КП (б) и Правительством Казахстана, бюро АН СССР по ресурсам, казахстанскими обкомами партии; получили самые превосходные оценки и позволили решить широкий круг научно-практических вопросов обеспечения обороны страны. За особые заслуги в выявлении и освоении природных богатств Казахстана академики А.А. Байков, И.П. Бардин, В.А. Обручев и А.А. Скочинский были награждены Почетными грамотами Президиума Верховного Совета, В.Л. Комарову было присвоено звание Почетного деятеля науки КазССР. Геолог К.И. Сатпаев был избран членом-корреспондентом АН СССР и удостоен двух орденов Ленина. Заметим в этой связи, что исследования истории комиссии академика В.Л. Комарова имеют отличные перспективы, по крайней мере, в двух основных отношениях. Во-первых, дальнейшему научному поиску способствовало бы опубликование архивными сообществами дружественных государств максимально полных тематических сборников архивных документов, доступ к которым осложнен для исследователей, представляющих ныне суверенные государства, объективными обстоятельствами; полагаем, во-вторых, что наличие значительного объема региональных публикаций позволяет задуматься о подготовке объединенными усилиями историков и архивистов заинтересованных государств обобщающего труда по истории Комиссии Академии наук СССР, внесшей существенный и еще не вполне оцененный вклад в обеспечение победы советского народа в Великой Отечественной войне.

По нашей оценке, многие сюжеты работы комиссии академика В.Л. Комарова нашли в источниках и литературе достаточное освещение. При этом остаются не до конца исследованными вопросы о составе комиссии и персональном вкладе конкретных, в т. ч. местных, ученых и специалистов в решение оборонно-хозяйственных задач; об организации финансирования работ подразделений комиссии и ее взаимодействия с иными исследовательскими структурами Академии наук и других ведомств; о степени реализации рекомендаций комиссии в хозяйственной практике Урало-Сибирского региона, Казахстана и республик Средней Азии в военный и, особенно, в послевоенный период. До настоящего времени не опубликовано большинство архивных материалов по истории работы комиссии.


* Изначально именовалась как Комиссия Академии наук СССР по мобилизации естественных ресурсов Урала на нужды обороны страны. Однако ее название, равно как и характер деятельности, претерпели в ходе работ известную эволюцию. Если изначальный замысел предполагал исследование лишь естественных ресурсов Урала, главным образом, Свердловской обл., то уже на этапе составления плана и, тем более, в дальнейшем самой логикой анализа рекомендации комиссии приобрели куда более широкий характер, а зона ее деятельности была распространена на весь Большой Урал. Позже, по мере развертывания исследований, в сферу научно-практической деятельности комиссии были включены Западная Сибирь и Казахстан (апрель 1942 г.), но фактически сферой ее изысканий стал еще более обширный регион, включавший Центральную и Южную Сибирь, Казахстан и республики Средней Азии.

** Одной из задач будущих исследований является составление полного списка участников совещания.


1 О «белых пятнах» в истории работы комиссии нам уже приходилось писать ранее. / Каплюков В.В., Яркова Е.И. К вопросу о степени изученности истории работ Комиссии Академии наук СССР по мобилизации ресурсов Урала на нужды обороны страны // Документ. Архив. История. Современность: Материалы VI международной научно-практической конференции. Екатеринбург, 2–3 декабря 2016 г. – Екатеринбург: изд-во Уральского ун-та, 2016. – С.358–363.

2 Резолюция воспроизведена по Сафронов А.А. Конфликт в Академии наук СССР: В.Л. Комаров – О.Ю. Шмидт – И.В. Сталин (1941–1942) // Страницы истории России и Урала. – Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2009. – С.132.

3 ЦДООСО. Ф.4. Оп.31. Д.159. Л.229. Текст телеграммы приведен в письме секретаря Свердловского обкома ВКП (б) И.С. Пустовалова заведующему отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) Г.Ф. Александрову и впервые опубликован А.А. Сафроновым. Также см.: [2, с.146]. Подлинник телеграммы в фондах ЦДООСО не выявлен.

4 О создании Комиссии распоряжением Президента АН СССР от 10 сентября 1941 г. и ее персональном составе см.: [2, с.132–133]. Подлинник распоряжения Президента АН СССР от 10 сентября 1941 г. в фондах ЦДООСО не выявлен.

5 ЦДООСО. Ф.4. Оп.31. Д.206. Л.229–238. В работе комиссии участвовало свыше 800 работников науки и техники, около 60 научных учреждений и организаций. Участие в работе Комиссии принимали академики А.А. Байков, В.А. Обручев, В.Н. Образцов, А.А. Скочинский, П.И. Степанов, С.Г. Струмилин, Л.Д. Шевяков. Основные распорядительные документы, определявшие персональный состав, направления работы и полномочия Комиссии, нами до настоящего времени не обнаружены. Скорее всего, они отложились в соответствующем фонде Архива РАН (Ф.666. 87 ед. хр. за 1941–1945 гг. Оп.1. Управленческая документация Комиссии по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана. 80 ед. хр. за 1941–1944 гг.; Оп.2. Управленческая документация Комиссии по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана. 7 ед. хр. за 1941–1945 гг.).

6 ЦДООСО. Ф.4. Оп.36. Д.92. Л.26–27.

7 Там же. Д.117. Л.1–226. Судя по всему, именно этот документ был доложен руководству страны как доклад «О развитии народного хозяйства Урала в условиях войны».

8 Там же. Оп.18. Д.14. Л.425–426.

9 Там же. Оп.31. Д.206. Л.57–57 об.

10 Там же. Оп.18. Д.15. Л.304–305.

11 Там же. Оп.31. Д.206. Л.213–217.

12 Предполагалось истратить на мероприятия первой очереди 239,75 млн. руб., второй очереди – 262,9 млн. руб., а всего – 502, 65 млн. руб. ЦДООСО. Ф.4. Оп.31. Д.159. Л.188. При этом, по оценке комиссии, работы были «запроектированы так, чтобы по возможности выиграть в сроках их осуществления и устранить по возможности крупные капиталовложения. Там же. Л.182.

13 ЦДООСО. Ф.4. Оп.18. Д.14. Л.661–663.

14 Вестник Академии наук СССР. – 1943. – № 1–2.

15 Там же. – № 6.

16 Левшин Б.В. Советская наука в годы Великой Отечественной войны. – М.: Наука, 1983.

17 Козыбаев М.К. Из истории деятельности Комиссии АН СССР по мобилизации ресурсов Урала, Западной Сибири и Казахстана на нужды обороны. – Известия Академии Наук Казахской ССР. Серия истории, археологии и этнографии. Вып. 1 (18) (Алма-Ата). – 1962. – C.62–70.

18 Едыгенов Н. Вклад учёных республики в мобилизацию ресурсов Казахстана на разгром фашистской Германии // Известия АН КазССР. Серия обществ. наук. Вып. 4. (Алма-Ата). – 1965. – С.64–73; Сатпаев К.И. Казахский филиал АН СССР в годы Великой Отечественной войны // Вестник АН СССР. – 1945. – № 1/2. – С.87–93; Бисенбаев А.К. Деятельность научных учреждений и высших учебных заведений Казахстана в годы Великой Отечественной войны: автореф. дис. ... канд. ист. наук. – Алма-Ата, 1984.

19 [Электронный ресурс] Абсеметов М.О. Эвакуированные предприятия европейской части СССР в Казахстане в годы Великой Отечественной войны // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6. URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=16891 (дата обращения: 25.06.2020); Его же. Научные учреждения АН СССР и вузы в Казахстане в период эвакуации // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 6. URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=16828 (дата обращения 16.05.2017); Его же. Научная деятельность эвакуированных ученых АН СССР в документах и материалах ученого совета государственного заповедника «Боровое» // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. URL: http://science-education.ru/ru/article/view?id=17733 (дата обращения 25.06.2020); Его же. Деятельность республиканской комиссии военных изобретений при ЦК КП (б) Казахстана в годы второй мировой войны // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 1-1. URL: https://science-education.ru/ru/article/view?id=17733 (дата обращения: 16.05.2017); Он же. Деятельность эвакуированных ученых в Казахской ССР в 1941–1945 гг.: автореф. дис. … докт. ист. наук. – Томск, 2017.

20 [Электронный ресурс] Капаева А.Т. Наука и культура Казахстана в годы Великой Отечественной войны. – Мир Большого Алтая. – 2015. № 1 (2). Текст научной статьи по специальности «История и археология». URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nauka-i-kultura-kazahstana-v-gody-velikoy-otechestvennoy-voyny. (дата обращения: 24.08.2020).


Каплюков В.В., Курзина С.Н. Из истории комиссии академика В.Л. Комарова (к 80-летию начала работ). История. Память. Люди: Материалы X Международной научно-практической конференции. 23 сентября 2020 г., Алматы. - Алматы, 2020. С. 55 - 70
 619 kb