Всеуральские чтения по истории Уральского добровольческого танкового корпуса. 2020 г. Сборник материалов

главный архивист
отдела научно-справочного аппарата
и учёта архивных документов ГКУСО «ЦДООСО»
С.Б. Сластнёв

Аннотация. В статье рассматриваются история производства, конструкция, техника применения армейского ножа образца 1940 г. («черного ножа»), изготовлявшегося предприятиями г. Златоуста. Автор, опираясь на выявленные источники, опровергает некоторые вымыслы и заблуждения отечественных исследователей, связанные с данным изделием, и доказывает, что оно имело, главным образом, боевое назначение.

Ключевые слова. Армейский нож, производство ножей, Великая Отечественная война, рукопашный бой, Уральский добровольческий танковый корпус, холодное оружие, «черный нож».

Отличительной особенностью бойцов и командиров Уральского добровольческого танкового корпуса (УДТК) являлось их вооружение армейскими ножами образца 1940 г. (НА-40), изготовленными рабочими Златоустовского инструментального завода-комбината № 259. Подобный нож имел прямой однолезвийный клинок без долов длиной 150 мм и шириной 22 мм, с острием, смещенным к линии обуха. НА-40 снабжался деревянными ножнами с металлическим прибором, состоящим из устья со скобой и наконечника [1. С. 532].

На Златоустовском инструментальном заводе-комбинате (ЗИК) данное изделие выпускалось с июля 1942 г. В заводских документах оно проходило под наименованиями «кинжала-ножа», «ножа кинжального», «ножа образца 1941 г.», «Н-41». В III и IV кварталах 1942 г. предприятию удалось изготовить 261 100 НА-40. В 1943 г. государственное задание на производство ножей для ЗИК было чрезвычайно высоким – 1 310 000 единиц, но заводом было произведено только 388 700, т. к. его оружейный цех был укомплектован рабочими лишь на 50 %. Однако и их часто перебрасывали на изготовление снарядов, которые были более необходимы для действующей армии, чем холодное оружие [2]. Несмотря на нехватку оружейников и постоянное их отвлечение на производство боеприпасов, завод все же смог в первой половине 1943 г. выпустить партию НА-40 для бойцов и командиров УДТК. В 1944 г. государственное задание на производство ножей для ЗИК составило 735 000 единиц, но изготовлено было только 186 800. Возможно, одной из причин невыполнения государственного задания была проведенная в 1944 г. реорганизация комбината. В соответствии с приказом Народного комиссариата боеприпасов СССР от 26 апреля 1944 г. из состава ЗИК был выделен Златоустовский инструментально-металлургический завод № 391 (ЗИМЗ), на который в дальнейшем было возложено производство холодного оружия.ЗИМЗ существовал до июля 1946 г. и успел произвести в 1945 г. 70 000 НА-40. Всего в 1942–1945 гг. ЗИК и ЗИМЗ произвели 906 600 армейских ножей образца 1940 г.[2]

Клинок каждого произведенного в г. Златоусте армейского ножа образца 1940 г. имел клеймо. Клинки, изготовленные Златоустовским инструментальным заводом-комбинатом № 259 и Златоустовским инструментально-металлургическим заводом № 391 в июле 1942 г. – январе 1945 г., носили клеймо с изображением букв «ЗИК», помещенных в треугольник, а произведенные Златоустовским инструментально-металлургическим заводом № 391, начиная с февраля 1945 г., – клеймо с изображением букв «ИМЗ», помещенных в овал. Следует отметить, что клейма предприятий г. Златоуста до сих пор вводят некоторых исследователей истории холодного оружия в заблуждение. Например, клеймо «ИМЗ» ошибочно читается ими как «Ижевский механический завод», [3] а клеймо «ЗИК» – как «Завод имени Кирова» [4. С. 97]. Однако наибольшее количество вымыслов и заблуждений, содержащихся в работах о холодном оружии, связано с армейскими ножами образца 1940 г., изготовленными для личного состава Уральского добровольческого танкового корпуса.

Одной из основных ошибок, связанных с НА-40, произведенными для УДТК, является неверное определение цели их изготовления. В воспоминаниях бывшего командира корпуса Г. С. Родина [5. Л. 11] и бывшего командира воевавшей в составе данного соединения 61-й 188 гвардейской танковой бригады В. И. Зайцева [6. С. 18] содержится утверждение о том, что армейские ножи образца 1940 г. имели не боевое, а хозяйственно-бытовое назначение. Подобное утверждение также содержится и в работах некоторых современных исследователей. Например, доктор исторических наук А. В. Сперанский в своей книге «На войне как на войне... Свердловская область в 1941–1945 гг.» пишет следующее: «Эти ножи, ценившиеся за большую прочность и остроту лезвия, в первую очередь, предназначались для хозяйственных нужд: открыть банку консервов, отрезать хлеб, нарубить ветки» [7. С. 378]. Вопреки подобным утверждениям, результаты анализа конструкции НА-40 позволяют достаточно уверенно сделать вывод о его боевом назначении. Об этом прежде всего свидетельствуют: толщина и прочность клинка, предназначенного наносить противнику сильные колющие (т. е. наиболее опасные) удары. Для того, чтобы при нанесении подобных ударов рука бойца имела надежный упор, не соскальзывала вперед и не травмировалась о лезвие, нож снабжен небольшим плоским ограничителем, само наличие которого является одним из основных признаков холодного оружия [8. С. 84]. И, наконец, о том, что НА-40, безусловно, является холодным оружием, свидетельствует то, что его S-образный ограничитель со стороны лезвия загибается не в сторону рукояти, а наоборот, к клинку [9. С. 44]. Следовательно, в рукопашной нож полагалось держать обратным, исключительно боевым хватом (клинком вниз, лезвием к себе), удобным для нанесения противнику одного или нескольких сильных ударов сверху вниз в область шеи, груди, спины [10. С. 71].

Именно вследствие того, что армейские ножи образца 1940 г. были созданы в первую очередь как холодное оружие, они широко применялись в рукопашных боях солдатами и офицерами УДТК, начиная с момента принятия данным соединением боевого крещения, которое состоялось в конце июля 1943 г., в сражении с немецко-фашистскими войсками на Курской дуге. На участке наступления корпуса, севернее г. Орла, гитлеровцы создали глубоко эшелонированную оборону, превратив занятые ими населенные пункты в мощные узлы сопротивления. В развернувшихся ожесточенных боях некоторые села и деревни неоднократно переходили из рук в руки, и при их освобождении дело не раз доходило до рукопашных схваток [11. С. 27]. Генерал-лейтенант Г. С. Родин, вспоминая в своих мемуарах о том, как добровольцы при прорыве немецких укрепленных позиций сражались с врагом врукопашную, писал: «...части корпуса всеми средствами обрушились на противника, оборонявшего рубеж реки Орс. Мотопехота, сопровождаемая танками <…> овладевала траншеей за траншеей, в ряде случаев применяя в действие штыки, приклады и даже “черные ножи”, которыми уральцы были снабжены для обихода <…> Северо-западнее города Болхова восемь автоматчиков-десантников под командованием лейтенанта Николаева ворвались в неприятельские траншеи, захватили дзот <…> В этом бою т. Николаев и его бойцы широко применяли кинжалы 190 [НА-40. – С. С.], которые навели страх на немцев» [5. Л. 11, 12, 22]. Об использовании уральцами в рукопашных боях с гитлеровцами холодного оружия говорится также и в воспоминаниях бывшего помощника начальника штаба входившей в состав УДТК 29-й гвардейской (до октября 1943 г. – 30-й) мотострелковой бригады подполковника Н. И. Абрамова: «Взвод автоматчиков под командованием старшего сержанта Ефимцева Г. Г. под ураганным огнем противника <…> форсировал реку Нугрь. В траншеях врага вступил в неравную рукопашную схватку, применяя “черные ножи” <…> Немцы дрогнули и бежали, оставив в траншеях 18 своих трупов. <…> Рота автоматчиков под командованием старшего лейтенанта Пурвинского В. В. одна из первых ворвалась в город Унеча, выбила противника из ряда кварталов <…> Автоматчики неоднократно при этом вступали в рукопашные схватки, пуская в ход свои “черные ножи”»[12. С. 9, 12].

Содержащееся в воспоминаниях генерал-лейтенанта Г. С. Родина и подполковника Н. И. Абрамова наименование «черные ножи» являлось распространенным среди личного состава УДТК неофициальным названием НА-40. Причиной присвоения данного названия авторы некоторых работ, посвященных холодному оружию, ошибочно считают то, что клинки армейских ножей образца 1940 г., изготовленных ЗИК, имели защитное покрытие черного цвета [9. С. 44]. В действительности какое-либо покрытие у данных клинков отсутствовало. НА-40 получили свое неофициальное наименование вследствие 191 того, что в черный цвет окрашивались их рукояти и ножны [1. С. 532].

В воспоминаниях ветеранов Великой Отечественной войны, работах, посвященных боевому пути УДТК, также нередко содержатся утверждения о том, что название «черных» златоустовским ножам первыми присвоили гитлеровцы, которые якобы из-за цвета ножен и рукоятей изделий ЗИК стали именовать Уральский добровольческий танковый корпус «Schwarzmesser Panzer-Division» («танковая дивизия “Черные ножи”). Создателем данной версии происхождения неофициального наименования НА-40, вероятно, являлось командование УДТК. Так, например, в своих мемуарах командир корпуса Г. С. Родин утверждает, что наименование «черные ножи» впервые появилось в немецких разведывательных сводках [5. Л. 11, 12]. В то же время в других работах, посвященных истории Уральского добровольческого танкового корпуса, имеются сведения о том, что впервые название «Schwarzmesser» появилось в неких листовках, предупреждавших гитлеровских солдат о появлении на фронте дивизии рабочих с Урала, каждый из которых вооружен «черным ножом» для рукопашного боя [13. С. 45]. Однако отсутствие на сегодняшний день выявленных в архивах России и Германии документов вермахта, которые бы подтверждали гипотезу немецкого происхождения неофициального наименования НА-40, позволяет усомниться в ней. Логичнее все же предположить, что эти ножи впервые получили название «черных» от уральцев, а не от немцев. Основанием для подобного предположения является то обстоятельство, что к моменту появления УДТК на фронте НА-40 уже не менее двух месяцев находились на вооружении солдат и офицеров корпуса [14. С. 14, 15]. Данный срок является вполне реальным для присвоения ножам, имевшим характерную окраску рукоятей и ножен, достаточно очевидного неофициального наименования, без какого-либо участия солдат и офицеров противника.

В работах некоторых исследователей встречается ошибочное утверждение о том, что рукояти НА-40, предназначенных бойцам и командирам УДТК, были изготовлены из эбонита [15. С. 79]. В действительности данные детали ножа выполнялись из дерева и крепились на хвостовике клинка методом всадного монтажа [9. С. 43, 44]. В этом можно легко убедиться, осмотрев «черные ножи», представленные в экспозициях Пермского и Златоустовского краеведческих музеев.

Нередко работы, посвященные истории Великой Отечественной войны и холодного оружия, содержат недостоверные сведения о количестве НА-40, произведенных Златоустовским инструментальным заводом-комбинатом для личного состава Уральского добровольческого танкового корпуса. Так, автор книги «Боевые ножи» В. Н. Шунков считает, что для УДТК было изготовлено около 15 000 «черных ножей» [9. С. 44], а доктор исторических наук А. В. Сперанский в своей работе утверждает, что добровольцы получили от оружейников г. Златоуста 3356 НА-40 [7. С. 378]. Основанием для последнего 193 утверждения, очевидно, послужила справка Челябинского областного комитета ВКП(б) от 13 августа 1943 г., содержавшая сведения об изготовлении 3355 ножей для бойцов и командиров корпуса. Но, согласно данной справке, такое количество НА-40 предназначалось не всем частям УДТК, а только тем, которые были сформированы на территории Челябинской области [16. С. 174]. Наиболее же соответствующим действительности, очевидно, является то количество ножей, которое указал в своей статье генеральный директор Златоустовской оружейной фабрики В. А. Томея, – 10 000 единиц [17. С. 64]. Данная цифра подтверждается воспоминаниями бывшего директора ЗИК Н. Н. Шилина, руководившего комбинатом в годы Великой Отечественной войны. Таким образом, можно предположить, что к моменту начала УДТК боевых действий (т. е. к концу июля 1943 г.) не менее 90 % личного состава данного соединения, насчитывавшего 10 849 человек [18. С. 156], было вооружено армейскими ножами образца 1940 г. При этом НА-40 в корпусе были вооружены не только пехотинцы, но и военнослужащие других родов войск (танкисты, саперы, артиллеристы и др.).

Несмотря на то, что практически все бойцы и командиры УДТК имели на вооружении ножи и нередко применяли их в рукопашных схватках, в документах, опубликованных воспоминаниях участников Великой Отечественной войны, работах о боевом пути корпуса до сих пор не выявлены сведения о том, как именно проходило обучение добровольцев владению короткоклинковым оружием. Установлено лишь то, что подобное обучение проводилось в период формирования соединения. Также практически ничего не известно о технике ножевого боя, использовавшейся личным составом корпуса в рукопашных схватках.

Все же представляется возможным предпринять попытку определения комплекса приемов владения ножом, который могли применять солдаты и офицеры УДТК. Для этого необходим анализ доступных советским военнослужащим в годы Великой Отечественной войны пособий по армейскому рукопашному бою. Результаты данного анализа позволяют сделать вывод о том, что техника работы короткоклинковым оружием практически не нашла своего отражения в уставных документах, регламентировавших рукопашную подготовку красноармейцев в довоенный и военный периоды. Например, в «Руководстве по подготовке к рукопашному бою Красной Армии» 1941 г. описание приемов ножевого боя как таковое отсутствует [19. С. 26]. В нем говорится лишь о том, что из положения изготовки к бою с клинковым штыком (ножом), обращенным концом книзу, удары бойцом наносятся сверху, справа или слева (наотмашь), а из положения изготовки к бою штыком (ножом), обращенным концом кверху, – снизу или справа. При возникновении схватки в окопе авторы руководства считали наиболее применимыми удары сверху и снизу [20. С. 39, 40]. Однако следует отметить, что далеко не всеми положениями РПРБ–41 безоговорочно руководствовались инструкторы, проводившие обучение 195 рукопашному бою непосредственно в частях и соединениях Красной Армии. Так, личному составу УДТК, изучавшему в период формирования корпуса технику владения короткоклинковым оружием, было рекомендовано при вступлении в рукопашную схватку ударов сверху избегать. Объяснялось это тем, что наносящий их боец при замахе ножом становится легко уязвимым для атаки противника [16. С. 104].

Прочие доступные советским военнослужащим в годы Великой Отечественной войны пособия по армейскому рукопашному бою содержали описание, как правило, не более трех приемов боя ножом с противником, вооруженным винтовкой. Представление о такого рода пособиях дает, например, памятка «Умей пользоваться ножом в рукопашной схватке», помещенная в один из выпусков многотиражной газеты УДТК «Доброволец». Два включенных в нее приема состояли из отбивов ножом винтовки атакующего противника, ее захвата и ножевых ударов сверху или снизу в открытые части тела нападавшего [21]. Описание первого из включенных в памятку приемов содержало серьезную ошибку, а сами предложенные в ней защитные и контратакующие действия ножом против вооруженного винтовкой противника могли быть успешными лишь в том случае, если неприятель, атакуя, наносит бойцу прямой укол штыком. Однако другими пособиями по ножевому бою солдаты и офицеры УДТК, скорее всего, не располагали.

Подводя итоги всему вышесказанному, необходимо отметить то, что одним из наиболее распространенных среди солдат и офицеров Уральского добровольческого танкового корпуса средств ведения рукопашного боя являлись армейские ножи образца 1940 г. (НА-40). Партия подобных ножей в количестве 10 000 единиц была выпущена Златоустовским инструментальным заводом-комбинатом № 259 специально для личного состава УДТК. Ножи, получившие у бойцов и командиров корпуса за цвет рукояти и ножен неофициальное название «черных», представляли собой достаточно удобное и компактное оружие, созданное для эффективного поражения противника на короткой дистанции. Боевые качества НА-40 вполне соответствовали требованиям военного периода. Однако эффективность использования данного оружия снижалась тем, что личный состав УДТК, изучая доступные ему в годы Великой Отечественной войны пособия по армейскому рукопашному бою, мог ознакомиться лишь с минимальным количеством приемов владения короткоклинковым оружием. Тем не менее овладение даже небольшим количеством наиболее простых элементов боя ножом давало солдатам и офицерам корпуса достаточно серьезные шансы на победу в рукопашных схватках с противником.

Список источников и литературы
  1. Кулинский А. Н. Европейское холодное оружие. СПб.: Атлант, 2003. 552 с.
  2. Окунцов Ю. П. Оружейники – фронту [Электронный ресурс]. URL: http://zlatmuseum.ru/science/articles/c221220150822 (дата обращения: 23.06.2017).
  3. Окунцов Ю. П. Клейма златоустовского холодного оружия советского периода. 1919–1955 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://zlatmuseum.ru/science/articles/c280520151108 (дата обращения: 23.06.2017).
  4. Рио Ф. Советский солдат Второй мировой войны. Униформа, знаки различия, снаряжение и вооружение. М.: Эксмо, 2016. 176 с.
  5. Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 221. Оп. 2. Д. 719.
  6. Зайцев В. И. Гвардейская танковая. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство, 1989. 192 с.
  7. Сперанский А. В. На войне как на войне…Свердловская область в 1941–1945 гг. Екатеринбург: Сократ, 2012. 408 с.
  8. Францифоров Ю. В., Смушкин А. Б., Рождествина А. А. Криминалистика: учебник для бакалавров. М.: Омега-Л, 2015. 260 с.
  9. Шунков В. Н. Боевые ножи. Мн.: Современная школа, 2011. 320 с.
  10. Булочко К. Т. Обучение юношей рукопашному бою. Пособие для преподавателей. М.: Физкультура и спорт, 1945. 80 с.
  11. Иванова Л. А. Броня крепка // Солдаты Победы. Екатеринбург, 1994. С. 27–31.
  12. ЦДООСО. Ф. 221. Оп. 2. Д. 717.
  13. Кириллов А. Д., Каета Г. М. От Урала до Берлина и Праги. Маршрут Победы танкистов-добровольцев. К 75-летию УДТК. Екатеринбург: Уральский рабочий, 2018. 160 с.
  14. Камынин В. Д., Кириллов А. Д. и др. Добровольцы Урала: К юбилею создания Уральского добровольческого танкового корпуса. Екатеринбург: Сократ, 2008. 176 с. 198
  15. Тиханычев О. В. Армейский нож образца 1940 г. // Военно-исторический журнал. 2015. № 9. С. 78, 79.
  16. Турчанинов А. В. Мы победили! Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство, 2018. 232 с.
  17. Томея В. А. Знаменитый «щварцмессер» // Уральский альманах предметов коллекционирования. 2013. № 5. С. 64–67.
  18. Щекотихин Е. Е. Крупнейшее танковое сражение Великой Отечественной. Битва за Орел. М.: Яуза, Эксмо, 2009. 448 с.
  19. Лукашев М. Н. «Ближний бой» Николая Симкина // Додзе. 2003. № 3. С. 23–36.
  20. Руководство по подготовке к рукопашному бою Красной Армии. М.: Воениздат, 1941.
  21. Камышев В. Умей пользоваться ножом в рукопашной схватке // Доброволец. 1943. № 252. 29 ноября.

Сластнев С.Б. Армейский нож образца 1940 года («черный нож»): производство, конструкция, техника применения. Всеуральские чтения по истории Уральского добровольческого танкового корпуса. 2020 г. Сборник материалов / Под ред. С. В. Неганова. – Пермь, 2021. – С. 185-198
 150 kb