Архивы Урала. 2016. № 20

кандидат исторических наук
директор ГКУСО «ЦДООСО»
А.А. Гагарин

К началу ХХ века Верх-Исетский завод, основанный по указанию Вильгельма де Геннина в 1726 году, представлял собой крупное предприятие, главной продукцией которого было кровельное железо. Также завод производил котельное, сортовое и кубовое железо, сам изготовлял чугун для своих нужд, а также на продажу. Дополнительную прибыль давало производство машин по заказам других предприятий1.

Произведенная в 1910–1912 гг. глобальная техническая модернизация вывела предприятие в число лидеров уральской промышленности и сделала его одним из крупнейших производителей кровельного железа в стране.

В период Первой мировой войны к изготовлению кровельного железа для нужд населения добавилась работа на государство. Руководство завода смогло получить крупный заказ на изготовление снарядной заготовки для Мотовилихинского и Воткинского оружейных заводов. Кроме того, завод принялся за освоение чрезвычайно важного вида продукции – динамного железа. Параллельно осваивалось производство еще одного важного вида продукции – трансформаторного листового железа.

Переход завода на военные заказы позволил получить поддержку государства, в том числе некоторые налоговые льготы. В результате, несмотря на военное лихолетье, владельцы видели за заводом большое будущее. Производство стратегически важных высококачественных сталей определило государственную поддержку завода и возможность расширения существующих производств. На начало 1917 года намечался постепенный перевод предприятия на выпуск только динамного и трансформаторного тонколистового железа. Планировалось построить новые листопрокатный и термический цеха с современным оборудованием, расширить здания мартеновского цеха, увеличить мощность печей, перевести их на нефть, оборудовать новые загрузочные машины, установить электропечи для плавки трансформаторной стали, оборудовать большой шихтовый двор с магнитными кранами и полностью реконструировать внутризаводской транспорт2.

В дальнейшем предполагалось образовать новое акционерное общество путем слияния Верх-Исетских заводов и заводов, принадлежавших наследникам Демидова. На средства этого нового общества намечалось построить на территории ВИЗа завод тяжелого машиностроения средней мощности для обслуживания всей уральской тяжелой промышленности3. Однако планам этим помешала осуществиться Февральская революция.

В течение февраля 1917 – июля 1919 гг. происходит постепенное падение мощностей завода. Революционные события, Гражданская война и связанная с политической дестабилизацией экономическая разруха вели к бегству с завода рабочих и кризису снабжения завода необходимыми материалами. С уходом колчаковских войск в июле 1919 года разграбленный завод остановился окончательно4.

В сентябре 1919 года с задачей восстановить производство в поселок прибыл назначенный Екатеринбургским комитетом РСДРП(б) заводским комиссаром Н.М. Давыдов – бывший машинист, работавший на заводе с 1913 года, тесно связанный с партией и имевший большой авторитет среди рабочих предприятия5. Завод достался ему в полуразрушенном состоянии, ни один из цехов не работал. К разрухе добавлялась проблема катастрофической нехватки рабочих рук, особенно квалифицированных рабочих и инженерно-технического персонала. Давыдов сумел привлечь на завод некоторое количество возвращавшихся в город из деревень верх-исетских рабочих и демобилизовавшихся красноармейцев. Н.М. Давыдов сумел увлечь и организовать людей. Были проведены субботники по расчистке территории. Давыдов лично участвовал в субботниках и, в случае необходимости, сам водил заводской паровоз, что еще сильнее укрепляло его авторитет и привлекало к заводу бывших рабочих.

Из собственных производственных мощностей в первую очередь был пущен механический цех, который занялся ремонтом телег, двуколок, санитарных фур, снарядных ящиков, другого снаряжения для Красной Армии6. Почти сразу же за ним был частично пущен мартеновский цех7. В октябре 1919 года на ВИЗе работали одна мартеновская печь, крупносортный стан, 2 листовых стана, кирпичный цех; было налажено производство эфира8.

Значительные проблемы возникли с обеспечением топливом. В итоге была проведена узкоколейная железная дорога до торфяника. Это позволило на полную мощность загрузить механические и листопрокатные цеха, начать подготовку оставшихся мартеновских печей9. Едва не погибшее предприятие начало постепенно оживать.

Однако в конце 1919 года среди ряда экономистов и партийных функционеров Урала возникла идея строительства в будущем на месте Верх-Исетского завода «гиганта сель-скохозяйственного машиностроения». В начале 1920 года вышло распоряжение о сносе заводских домны и мартенов. В ходе воскресника домна была разрушена. Когда попытались начать демонтаж генераторов в мартеновском цехе, рабочие запротестовали. К этому времени первоначальный энтузиазм относительно возведения нового предприятия поутих. Выяснилось, что нет ни четких планов дальнейшего строительства, ни источников его финансирования.

Произошедший летом того же года пожар на торфянике оставил предприятие практически без топлива и привел к остановке большинства металлургических цехов, после чего последовала волна увольнений – рабочие переходили на другие предприятия Екатеринбурга, в поисках лучшей доли уезжали в деревню. Зимой 1920–1921 гг. производство на предприятии практически остановилось10.

Весной 1921 года Правлением заводов Екатеринбургского района было решено штат ВИЗа сократить до 600 человек, оставив только электрическую станцию, кузницу, механический цех. Остальных рабочих и служащих собирались перевести частью на завод Ятеса, частью – на восстановление торфяника. Когда стало известно о грядущих переменах, работа, и так не отличавшаяся интенсивностью вследствие недостатка питания и ничтожности заработков, совершенно расстроилась. Большинство рабочих и служащих отказались переходить на новое место работы; приезжие рабочие начали просить перевода на другие заводы и отправки на родину11. В мае вместо положенных по штату 1100 чел. рабочих на заводе было всего 560, вместо 285 служащих – 179. Из-за малого количества рабочих выполнение работ по производственной программе оказалось невозможным. Летом управлением совнархоза и треста «Гормет» было принято решение закрыть Верх-Исетский завод – как предприятие бесперспективное и убыточное. Завод сняли со снабжения, рабочих, которых к тому времени оставалось всего около 300 человек, распустили12.

Группа патриотически настроенных административных работников во главе с Н.М. Давыдовым и служащих увидела возможность спасения завода в переводе его в концессионное управление. 10 ноября 1921 года ими был заключен концессионный договор с Райметаллуправлением. По условиям договора вся прибыль предприятия делилась на две части: одна шла на зарплату рабочим, другая на расширение производства. Поначалу завод был вынужден браться за любые заказы – от проката рельсов до ремонта автомобилей. Плата за заказы носила главным образом натуральный характер. Первым серьезным заказом обновленного предприятия стало изготовление для Березниковского химического завода аппаратов для выварки соды. Несколько удачных сделок улучшили финансовое положение завода и позволили наладить снабжение рабочих. Ряд крупных заказов от различных предприятий окончательно доказал жизнеспособность ВИЗа, нормы снабжения на котором приблизились к нормам ведущих заводов страны. В ноябре 1922 года ВИЗ был внесен в список действующих предприятий и поставлен на централизованное снабжение сырьем, топливом и провизией, а также включен в состав треста «Гормет»13.

Началось восстановление нормальной работы производственных цехов. К началу 1923 года действовали 3 мартеновских печи, 11 прокатных станов, 2 вагранки14. Основной продукцией на этом этапе оставалось кровельное железо, выпуск которого постепенно нарастал. В 1922/1923 хоз. году было выработано 10,323 т. кровельного железа; в 1923/1924 хоз. году – 13,784 т.; в 1924/1925 – 18,781 т.; в 1925/ 1926 – 19,835 т.15 Кроме того, выпускалось чугунное литье и «родственные отливки», машинные части, производился ремонт механических изделий, котельные и кузнечные работы16.

Произошли определенные технические изменения. Начала действовать отражательная печь. Была налажена отливка валков для прокатных станов, установлен десятитонный кран, увеличены мощности печей в листокатальном цехе, полностью переоборудован и перестроен листобойный цех. В мартеновском цехе в качестве эксперимента печь № 3 была переведена на нефть, что позволило заметно увеличить количество плавок и ее производительность. Переоборудование печей крупносортного цеха позволило поднять их производительность почти в полтора раза, там же было установлено устройство для автоматической резки сутунки. В листокатальном цехе были установлены полностью перестроенная паровая машина Леснера и 2 новых прокатных стана. Были отремонтированы внутризаводские коммуникации, в том числе паровозы и железнодорожные пути. Однако себестоимость производимой продукции оставалась весьма высокой. Основной причиной этого было то, что в качестве топлива продолжали использоваться главным образом дрова и древесный уголь17.

Довоенный уровень производства кровельного железа был достигнут заводом в 1925/1926 хоз. году18. Одновременно с наращиванием его выпуска в 1923/1924 хоз. году начались эксперименты по восстановлению производства электротехнических сортов высококачественных сталей. Электротехнические динамная и трансформаторная сталь, необходимые для производства трансформаторов и генераторов, являлись важнейшим продуктом для процесса электрификации страны. Производство динамного железа было начато на заводе во время Первой мировой войны, но в период революционных потрясений и последовавшей за этим разрухи оно было свернуто – за неимением материалов и квалифицированных специалистов.

В 1925–1926 гг. ВИЗ возобновил валовый выпуск электротехнического динамного листа. В 1926–1928 гг. на предприятии был построен второй листопрокатный (динамный) цех, специализировавшийся на производстве этой продукции. Возводили цех в сложных условиях. Катастрофически не хватало материалов, а главное – оборудования. Порой приходилось приспосабливать устаревшее оборудование; в том числе за неимением новых электромоторов на агрегаты были поставлены присланные из Москвы списанные двигатели с подводных лодок. Достраивать цех пришлось уже в рабочем режиме. Технические специалисты завода начали готовиться к изготовлению на предприятии еще более сложной в производстве трансформаторной стали. Тогда же была построена новая мощная электростанция, что позволило полностью электрифицировать динамный цех19.

Таким образом, после нескольких лет потрясений, едва не погубивших предприятие, в 1922–1927 гг. на заводе произошло восстановление объемов производства кровельного железа, была освоена сложная в изготовлении динамная сталь, что укрепило экономическое положение предприятия и повысило его роль в экономике страны.

Предприятие стало развиваться еще быстрее с началом индустриализации. По плану XV съезда партии (декабрь 1927 г.) в динамном цехе намечалось ежегодно вводить в строй по 1-2 клети дополнительно и к 1932 году довести их число до 14. Производство динамного металла должно было возрасти за четыре года почти в 12 раз. Тот же план предусматривал постройку на ВИЗе мартеновской печи в 45 тонн, электропечи для выплавки трансформаторной стали, печи для отжига и травильного отделения20. Таким образом, было намечено, что в течение первой пятилетки завод должен переквалифицироваться на выпуск новой основной продукции – высококачественных сталей.

В 1928 году на заводе начались первые опыты с трансформаторной сталью, обладающей более высокими электромагнитными и электротехническими характеристиками, но одновременно более сложной в производстве. Поначалу результаты были малоутешительны. Трансформаторная сталь обладала рядом весьма специфичных качеств. Технология давалась с трудом: качественные показатели получаемой стали не отвечали требованиям не то что западных, но даже советских машиностроителей. Основной причиной этого было отсутствие опыта и серьезных технических изданий на этот счет. Зарубежные учебники, технические справочники об этой проблеме говорили весьма туманно21. Не очень помогала на первых порах и созданная для подготовки к производству трансформаторной стали в мае 1928 года металлургическая лаборатория. В результате было принято решение приобрести оборудование для сталеплавильной у немецкой фирмы «Сименс-Шуккерт». 9 июля 1929 года была осуществлена в электропечи первая плавка22.

Однако радость была преждевременной: получаемая сталь не соответствовала заданному химическому составу. Вновь обратились за помощью к немецким специалистам, однако плавки, получаемые при помощи инженера компании «Крупп», также не отвечали стандарту. Начались долгие опыты по получению стали необходимого качества. Заводоуправление обратилось за помощью к специалистам Уральского научно-исследовательского института металлов. Группа прокатчиков была отправлена за рубеж для изучения заграничного опыта. В результате в декабре 1929 года были получены первые образцы, по химанализу соответствующие мировым стандартам23.

В 1931 году произошел резкий скачок объемов производства трансформаторной стали, что было обусловлено внедрением технологии ее выплавки в мартеновских печах. Первые положительные результаты были получены, 26 апреля 1931 года на мартеновской печи № 3 была осуществлена первая в стране мартеновская плавка трансформаторной стали24. В результате в 1932 году приказом Наркомата тяжелой промышленности СССР трансформаторное железо было снято с импорта.

Выработка высококачественных сталей на ВИЗе в 1923/1924 – 1931 гг.
Год Динамная сталь (т.) Трансформаторная сталь (т.) (с браком)
1923/1924 259
1924/1925 357
1925/1926 1161
1926/1927 3146
1927/1928 10631 (с браком)
1928/1929 16837 (с браком) 927
1929/1930 17357 (с браком) 2473
Особ. квартал 5863 (с браком) 557
1931 26256 (с браком) 5447

Составлено по РГАЭ. Ф. 8927. Оп. 1. Д. 37. Л. 4-5.

 

Однако качественные показатели получаемой стали оставались весьма посредственными. В январе 1931 года всего 31 %, т. е. менее 1/3 выпускаемой трансформаторной стали, соответствовал заявленному стандарту. При этом процент брака со временем не только не уменьшался, но и увеличивался. Так, если в 1930 году брак составил 30,4 % по динамной и 21,6 % по трансформаторной стали, то в 1931 году – 46 % и 43,6 % соответственно, т. е. в полтора и два раза больше25. Историография советского периода объясняла это, прежде всего, отсутствием опыта, происками классовых врагов и оппортунизмом инженеров26, однако автору кажется, что основной причиной были постоянно подстегиваемые темпы производства. Уже сама установка сталеплавильной печи стала объектом социалистического соревнования и во многом демонстративно была завершена без помощи немецких специалистов всего за четыре месяца; с первых дней выплавки трансформаторной стали на ВИЗе началось непрекращающееся соревнование ударных бригад за получение как можно большего количества металла. В условиях постоянных стахановских суток и погони за количеством выплавленного металла достижение высокого качества было весьма проблематичным27.

Разработка на заводе технологии производства высококачественных сталей стала толчком для дальнейшей модернизации. За четыре года в реконструкцию было вложено 11 млн. 234 тыс. рублей, что было больше стоимости основных фондов завода до начала реконструкции. Здания ряда цехов, в том числе ведущих – листокатального, динамного, литейного, шихтового и мартеновского, были полностью перестроены, в большинстве из них было установлено новое, более современное оборудование. Столь пристальное внимание руководства отрасли к заводу было вызвано тем обстоятельством, что на тот момент ВИЗ являлся единственным в стране производителем жизненно важных для промышленности высококачественных динамных и трансформаторных сталей. В результате обновления производство продукции выросло с 12,6 млн. руб. до 20,6 млн., то есть почти в два раза28.

В 1931 году постановлением президиума ВСНХ было создано объединение заводов, выпускавших качественные и высококачественные стали и ферросплавы – трест «Спецсталь», призванный обеспечить улучшение работы и снабжения таких заводов. Включение ВИЗа в состав треста повысило внимание к предприятию и закрепило его привилегированное положение в плане финансирования и снабжения. Руководство треста поставило перед заводом задачу – в кратчайший срок полностью обеспечить развивающуюся промышленность страны высококачественными сталями, что обусловило его дальнейшее техническое перевооружение и обеспечило приток капиталовложений в реконструкцию завода.

К началу второй пятилетки на заводе работали следующие производственные цеха: мартеновский с 4 мартеновскими (1900, 1913, 1928 и 1932 гг. постройки) и одной отражательной печью; сутуночный и два листопрокатных цеха. К вспомогательным цехам относились огнеупорный, механический, чугунолитейный и сталелитейный29. Налицо была значительная концентрация производства по сравнению с дореволюционным периодом.

К концу первой пятилетки выпуск электротехнических сталей составлял уже 78 % от всей продукции завода, кровельного железа выпускалось всего 15 %. В течение нескольких лет предприятие почти полностью переключилось на производство сложной в изготовлении, высокотехнологичной продукции.

При разработке плана следующей пятилетки руководством треста учитывался факт роста потребности электромашиностроительной промышленности страны в качественных сталях. В результате было намечено в течение второй пятилетки завершить специализацию завода на производстве электротехнических сталей. При этом возникла дилемма: старость многих цеховых помещений и техническая отсталость значительной части оборудования не позволяли заводу серьезно расширить производство, одновременно крайняя необходимость продукции предприятия для нужд промышленности не позволяла надолго закрыть его для серьезной реконструкции. В итоге руководством треста был принят план малой реконструкции с целью развития и повышения мощностей уже существующих производств. Значительную роль здесь играл также финансовый фактор. Избранный план реконструкции был значительно дешевле двух других предложенных вариантов30.

Кроме того, в 1932 году на основе технологических наработок ВИЗа было освоено производство динамной стали на Нижне-Тагильском, Алапаевском и Тирляндском заводах, исходя из чего было принято решение о сокращении в течение второй пятилетки производства динамной и концентрации завода на выпуске трансформаторной стали, которая к концу второй пятилетки должна была стать не просто основной, но единственной товарной продукцией завода31.

В 1932 году в рамках намеченной реконструкции на заводе началось строительство 50 объектов, в том числе еще двух электропечей, которые были введены в эксплуатацию в 1933 году32. В 1932–1937 гг. завод был подвергнут более масштабной технической реконструкции, направленной на рационализацию производства, внедрение нового оборудования и механизацию трудовых процессов, повышение количества и качества выпускаемого металла. В результате проведенных мероприятий поставленная задача была достигнута – с середины 1930-х гг. продукция ВИЗа полностью удовлетворяла Советский Союз в динамной и трансформаторной стали.

В связи с потребностью предприятия в квалифицированных кадрах руководство треста большое внимание уделяло развитию заводской сети подготовки и переквалификации рабочих. Особое положение имел завод в плане комплектования рабочей силы и распределения технических специалистов. За более чем 10 лет непрекращающейся реконструкции он был почти полностью перестроен и превратился в одно из наиболее технически передовых предприятий отрасли33. До конца исследуемого периода Верх-Исетский завод оставался единственным поставщиком большинства видов высококачественных электротехнических сталей во всем СССР, что обуславливало его особое положение среди других заводов в плане финансирования и снабжения материалами.


1 Рябинин Б.С. Верх-Исетский завод. Свердловск, Свердловское областное государственное издательство, 1948. С. 25-27.

2 Верх-Исетский металлургический. Свердловск, 1976. С. 62.

3 Молчанова Г.Ф. Верх-Исетский завод: 1726–2001. Екатеринбург, 2001. С. 70.

4 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 67.

5 Давыдов управлял заводом и занимал, по сути, директорский пост. Звание комиссара было связано со статусом завода как предприятия, во многом работающего на оборону

6 Подчивалов Е.Ф. Первопроходцы огневых дел: очерки истории Верх-Исетского металлургического завода. Свердловск, Средне-Уральское кн. изд-во, 1989. С. 50-51.

7 Государственный архив Свердловской области (далее – ГАСО). Ф. 122-р. Оп. 1. Д. 21. Л. 26.

8 ГАСО. Ф. 122-р. Оп. 1. Д. 21. Л. 31.

9 Верх-Исетский металлургический. С. 78.

10 Там же.

11 ГАСО. Ф. 122-р. Оп. 1. Д. 70. Л. 20-21.

12 Верх-Исетский металлургический. С. 81

13 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 88-95; Верх-Исетский металлургический. С. 76-88; Подчивалов Е.Ф. Указ. соч. С. 50-58.

14 Гаврилов Д.В. Верх-Исетский металлургический завод // Металлургические заводы Урала. Энциклопедия. Екатеринбург, 2001. С. 105.

15 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 96.

16 Российский государственный архив экономики (далее – РГАЭ). Ф. 2093. Оп. 6. Д. 2. Л. 13.

17 Верх-Исетский металлургический. С. 89-91; Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 96-97.

18 Уральский рабочий. 1927, 26 марта.

19 Подчивалов Е.Ф. Указ. соч. С. 59.

20 Молчанова Г.Ф. Указ. соч. С. 76.

21 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 101.

22 Подчивалов Е.Ф. Указ. соч. С. 60 (установку печи заводские специалисты производили самостоятельно, т.к. немецкие специалисты, ответственные за это, опоздали на 5 месяцев).

23 Верх-Исетский металлургический. С. 94; Подчивалов Е.Ф. Указ. соч. С. 65-66.

24 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 106 (выплавку качественных сталей на заводе в 1923–1931 гг. см. в табл.).

25 РГАЭ. Ф. 8927. Оп. 1. Д. 3. Л. 4.

26 Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 107; Верх-Исетский металлургический. С. 95.

27 Производство высококачественных сталей вообще сопровождалось невероятной помпой: важные выплавки обычно сопровождались митингами и выступлениями оркестра. Еще более символично, что из первого листа полученной трансформаторной стали были сделаны портреты Сталина и Орджоникидзе (Рябинин Б.С. Указ. соч. С. 109).

28 Запарий В.В. Черная металлургия Урала XVIII–XX вв. Екатеринбург, 2001. С. 160.

29 Трансформаторная сталь. 1933, 7 ноября.

30 Трансформаторная сталь.1931, 20 октября.

31 РГАЭ. Ф. 8927. Оп. 1. Д. 37. Л. 5.

32 Верх-Исетский металлургический. С. 98.

32 РГАЭ. Ф. 8927. Оп. 2. Д. 37. Л. 1-5.


Гагарин А.А. Верх-Исетский завод в 1920–1930-е гг. // Архивы Урала. 2016. № 20. С. 207 – 214.
 199 kB